Back to Top
Font size: +

Фараон Тутмос III | Древний Египет

Тутмос III - Наполеон Древнего Египта

 

В течение всего царствования Хатшепсут ее соправитель Тутмос III находился в тени. Утверждения, что он был заключен в темницу, — не более чем досужий вымысел.

Разве не удивляет тот явный факт, что за все время правления фараона-женщины никто из соседей не покушался на территорию Египта?

За время правления царь-девицы армия Древнего Египта не одряхлела, а находилась в превосходной боевой форме. Значит, кто-то занимался поддержанием боеспособности войск.

Вероятнее всего, это был сам Тутмос III. С детских лет он испытывал тягу к военной службе. Поэтому с превеликим удовольствием занимался при Хатшепсут армейскими вопросами.

После смерти Хатшепсут, получив реальные права монарха, Тутмос III сразу же показал себя настоящим, твердым властителем. Визирь Тутмоса III говорит о нем: «Царь ведает все, что происходит. Нет такого затруднения, которое он не смог бы преодолеть, нет ничего такого, чего бы он не довел до благополучного конца».

Анализ государственного правления Тутмоса III показывает, что его визирь не льстил царю, а трезво оценивал его действия.

Воинская доблесть самого победоносного фараона Египта была настолько велика, что ему дали прозвище «египетский Наполеон».

Правда, ростом величайший воитель Древнего Египта похвастать не мог: он достигал всего 5 футов и 4 дюймов. Тутмос III был миниатюрен. Часто случается так, что у маленьких мужчин огромные амбиции, в том числе и завоевательские.

Вспомним Нанолеона Бонапарта — тоже ведь не выгнал ростом в великаны. Тутмос III был человеком разнообразных, глубоких, ярко выраженных талантов. Полководец, выдающийся стратег, видный государственный деятель, способный администратор — во всех ипостасях он проявил кипучую энергию и большие способности.

Скорее всего, он был одним из тех государственных деятелей, которые спят не более пяти часов в сутки и приносят немало беспокойства своим подчиненным.

Лишь однажды он дал своим чувствам повлиять на политическое решение: сделал попытку уничтожить память о своей тетке Хатшепсут...

Внешность Тутмоса не отличалась красотой. В его лице была лишь одна выдающаяся черта — огромный нос. Размерами носа Тутмос III превзошел всех своих предшественников.

До нашего времени дошли записи, касающиеся военных подвигов «Наполеона» Древнего Египта. Главный источник — длинная надпись, которую называют «Анналами Тутмоса III». Она начертана на стенах коридора, окружающего святая святых храма в Карнаке. Эту надпись сегодня может прочесть всякий, кто умеет дешифровать иероглифы. Надпись, высеченная на камне, была скопирована с оригинала, написанного, скорее всего, на коже человеком по имени Танини. Он сопровождал Тутмоса III в его военных походах и подробно описывал победы фараона, которые тот одерживал в каждой стране. Вероятно, Танини являлся официальным военным историком или армейским писцой. Танини поведал ярко и красочно о знаменитой битве при Мегиддо. Именно с этого рассказа начинаются «Анналы» Карнака.

В настоящее время имеются и другие источники, повествующие о военных подвигах Тутмоса III Великого.

...16 апреля 1468 г. до н. э. Тутмос III во главе своей армии выступил из Чару, последнего египетского города на северо-восточной границе. Цель похода — «расширить пределы Египта». Как видим, фараон Тутмос III — единственный из всех владык, который откровенно сообщил о мотиве своего похода.

На самом же деле военная экспедиция имела своей целью противостоять угрозе со стороны большой коалиции северных сирийских государств и их правителей.

Через девять дней войска Тутмоса III достигли окраины сирийского города Газы, пройдя 160 миль. Это достаточно хороший темп движения для пехотных отрядов.

Неподалеку от города Мегиддо, в Северной Палестине, путь войску Тутмоса III преградили сирийско-палестинские войска. В 30 км от города в местечке Ихем фараон созвал высший военный совет. Решался вопрос, по какому пути двигаться дальше, чтобы наголову разбить врага, собравшего свои главные силы на равнине, которая простиралась перед Мегиддо.

По словам летописца, Тутмос III сказал: «Этот презренный враг правитель Кадеша прибыл и вступил в Мегиддо. Он там в этот момент. Он объединил вокруг себя князей всех стран, подвластных Египту... вместе с их лошадьми, их войсками и их людьми. Как говорят, он сказал: «Я буду стоять, чтобы сражаться с его величеством здесь, в Мегиддо».

Разведка доложила фараону, что правитель Кадеша вступил в эту крепость: «он там в этот момент».

В Мегиддо прибыли войска и других князей Сирии и Палестины. По мнению фараона, основным намерением врага было дать египетским войскам генеральное сражение под стенами Мегиддо.

Было рассмотрено три основных плана продвижения египетского войска в направлении к Мегиддо. Первый план предусматривал переход через горный хребет по самой прямой, узкой, труднодоступной горной тропе через Аруну. Этот план предложил сам фараон. Фактически предлагалась лобовая атака.

Два других плана сводились к обходным маневрам: идти на восток, через Танах, лежащий к юго-востоку от Мегиддо, или на запад, через Джефти, находящийся в северо-востоку от крепости, под стенами которой расположились сирийско-палестинские войска.

Первый план был подвергнут резкой критике со стороны военачальников. Было крайне опасно продвигаться по очень узкой дороге. У выхода горной тропы, по-видимому, развернулись крупные силы противника. Они могут по частям разбить египетские войска, которые будут выходить из горной теснины.

Египетский писец отразил образно и кратко слова военачальников, как должны продвигаться египтяне по этой тропе: «лошадь за спиной, воины и люди равным образом», то есть гуськом.

Египетские полководцы предложили более осторожный план обходного маневра через Танах или Джефти. Они посоветовали фараону избрать тот путь, который покажется «правильным сердцу его». В то же время просили отказаться от крайне опасного и трудного пути через Аруну.

Фараон прекратил дальнейшее обсуждение продвижения войск. Он отдал приказ своим разведчикам добыть дополнительные сведения относительно пути через Аруну и возможности встречи с врагом у выхода на равнину.

В «Анналах» Тутмоса III говорится: «И тогда были доставлены сведения об этом презренном враге. И снова обсудили этот план, о котором они говорили раньше».

После получения дополнительной информации фараон принял окончательное решение, не подлежащее оспариванию. «Я клянусь любовью Ра и похвалой отца моего Амона, Как возвращает мне молодость дыханье ноздрей моих, Наполняя меня жизнью и здоровьем, Что выступит мое величество по этой дороге, Ведущей на Аруну. Пусть не подумают среди этих врагов, Которых ненавидит Ра: «Вот его величество пошел по другой дороге, Так как он очень боится нас».

Осторожному обходному движению по удобным, широким, безопасным дорогам фараон предпочел внезапную лобовую атаку — путь по самой короткой, труднопроходимой, опасной тропе, которая давала возможность быстро вывести египетскую армию на равнину Мегиддо.

Это давало шанс для нанесения врагу сокрушительного удара. Египетская армия двинулась по горной дороге, ведущей на Аруну, расположенную высоко в горах. Путь от Ихема до Аруны протяженностью около 20 км был проделан в два дня. Передовой отряд под командованием фараона провел в Аруне одну ночь и начал спуск на равнину.

Тутмос III старался как можно быстрее вывести своих людей из горной теснины, чтобы противник не смог провести перегруппировку войск и подготовиться к решающему сражению под стенами Мегиддо. Неожиданность появления египетского войска на равнине была залогом победы египтян.

Неприятель оставил сторожевой отряд у выхода дороги, ведущей в Аруну. Из текста «Анналов» ясно, что этот сравнительно небольшой отряд был полностью уничтожен передовыми, отборными частями египетского войска. Сирийско-палестинские военачальники упустили прекрасную возможность задержать войска фараона в узком горном проходе и нанести им непоправимый урон. Ведь отряды фараона, непомерно растянувшиеся при переходе через горную тропу, были так уязвимы для врага. Противника подвела плохо организованная разведка...

Летописи Тутмоса III высечены на стенах знаменитого святилища в Фивах. Сейчас это святилище называют Карнакским — по имени современной деревни Карнак, расположенной на месте Фив.

В приведенном ниже отрывке из летописи описаны сражение Тутмоса III под Мегиддо, осада и взятие крепости.
«Тогда там был разбит стан его величества. И дали предписание всему войску, сказав: «Готовьтесь, готовьте ваше оружие, так как утром сойдутся, чтобы сражаться с тем жалким врагом...».

Расставили войсковой дозор и сказали им: «Будьте стойки, будьте бдительны!»...

Битва под Мегиддо началась в 23-й год царствования, 1-й месяц засухи, 21-е число, в точности в день праздника новолуния. Воссиял царь утром. Когда было уведомлено все войско... его величество отправился на золотой колеснице, украшенной боевым оружием.

Тогда его величество одолел их во главе своего войска. И они увидели, что его величество одолевает их, и бежали стремглав в Мегиддо с лицами, полными страха. Они бросили своих лошадей и свои золотые и серебряные колесницы, и их втаскивали с помощью одежд в этот город: так как заперли люди этот город, то спустили одежды, чтобы втащить их наверх в этот город.

И вот, если бы войско его величества не возымело намерения пограбить имущество врагов, оно бы овладел Мегиддо в этот миг , когда жалкого кадешского врага вместе с жалким врагом /правителем этого города/ втаскивали с трудом наверх, чтобы ввести их в город. Страх перед его величеством вошел в их тела, их руки ослабли, и его урей овладел ими.

Тогда были захвачены их лошади и их золотые и серебряные колесницы... Их ратники лежали, простершись на спине, как рыбы в углу /сети?/, а победоносное войско его величества считало свое достояние.

И вот был захвачен шатер того жалкого врага. И все войско ликовало, воздавая славу Амону за победу, дарованную им своему сыну в этот день. Они воздали хвалу его величеству, превознося его победу. И они доставили добычу, взятую ими: руки пленных, лошадей, золотые и серебряные колесницы».

« ...И его величество отдал приказ своему войску в следующих выражениях: «Вы хватайте хорошенько-хорошенько, мое победоносное войско!... Все владетели всех северных чужеземных стран заперты в нем, и овладеть Мегиддо — это значит взять тысячу городов. Вы хватайте хорошенько-хорошенько!».

Началась осада Мегиддо.

«...военачальник, чтобы каждого уведомлять о его месте. Они измерили этот город, причем он был обведен рвом / ? / и окружен зелеными насаждениями в крепости восточнее города... Она была окружена стеной... и названа «Менхеперра, ловящий азиатов». Были поставлены люди на дозор к шатру его величества.

Им было сказано: «Будьте стойкими-стойкими, будьте бдительными-бдительными!»... Не дали выйти ни одному из них наружу за эту стену, кроме того, кто выходил постучаться в ворота их крепости.

Все, что его величество совершили против этого города, против того жалкого врага и его жалкого войска, было увековечено в соответствующий день под его наименованием, под наименованием похода и под именами военачальников... увековечено на кожаном свитке в храме Амона в этот день».

Наступил час сдачи крепости Мегиддо.

«И вот владетели этой страны приползли на своих животах, чтобы поклониться мощи его величества, чтобы испросить дыхание для своих носов, потому что велика его сила, потому что велика власть Амона над всеми чужеземными странами..., и вот, все владетели были приведены пред мощь его величества с их данью серебром, золотом, лазуритом, бирюзой, доставляя зерно и вино, быков и мелкий скот для войска его величества, причем один отряд отправился с данью на юг.

И вот, его величество назначило владетелей заново...». «Перечень добычи, доставленной войском его величества из города Мегиддо: 340 пленных, 83 руки, 2041 лошадь, 191 жеребенок, 6 жеребцов,... молодых коней, 1 колесница, отделанная золотом с дышлом / ? / из золота того врага, 1 добротная, отделанная золотом колесница владетеля Мегиддо, 897 колесниц его жалкого войска, всего 924; 1 добротная бронзовая броня того врага, 1 добротная бронзовая броня владетеля Мегиддо, 200 ... броней его жалкого войска, 502 лука, 7 столбов шатра того врага из дерева мери, отделанных серебром. И вот захватило войско /его величества/ 387 /голов какого-то скота/, 1929 быков, 2000 коз и 20 500 овец.

Перечень добытого после этого царем из достояния того врага, что в Иеноаме, Нухаше, Херенкере, вместе с достоянием городов, подчинившихся ему... 38 витязей их, 87 детей того врага и владетелей, что были с ним, и 5 их витязей, 1796 рабов и рабынь, равно как и их детей, 103 мужчины, сдавшихся добровольно, вышедших с голоду от того врага, всего 2503, равно как чаши из ценного камня и золота, различные сосуды..., большой сосуд с ручками сирийской работы, яйцевидные / ? / сосуды, чаши... различные сосуды для питья, большие котлы, ножей... 27, что составляет 1784 дебена. Золото в кругах, найденное в руках мастеров, и серебро в многочисленных кругах, 966 дебенов 1 кедет, серебряная кованая статуя... с головой из золота, 2 жезла с человеческими лицами, 6 кресел того врага из слоновой кости, черного и ценного сирийского дерева, отделанных золотом, 6 скамеечек к ним, 6 больших столов из слоновой кости и ценного сирийского дерева, ложе из ценного сирийского дерева отделанное золотом и всякими самоцветами, ...статуя того врага, что был там, из черного дерева, отделанная золотом , с головою из лазурита..., сосуды из бронзы и множество одежд того врага».

«И вот, эти поля /захваченные/ около захваченного Мегиддо были превращены в пашни, причем они были переданы уполномоченным дворца его величества — да будет он жив, невредим, здоров, — чтобы снять их урожай. Перечень урожая доставленного его величеству с пашен Мегиддо: 207 300... мешков четверных хекат пшеницы, помимо сжатого и забранного войском его величества» ( цит. по Хрестоматии Древнего Востока. Под ред. М. А. Коростовцева, И. С. Кацнельсона, В. И. Кузишина. М. 1980, ч. 1).

Тутмос III радовался одержанной победе. Лишь легкая досада была заметна на его лице. Князь Кадеша смог каким-то образом удрать. Он исхитрился под покровом ночи пробраться через внутренние и внешние стены. Невзирая на такую неудачу, Тутмос III проявил удивительную снисходительность к сдавшимся в плен князьям.

Писец рассказывает от имени фараона: «Затем мое величество дал им позволение вернуться в их города. Они все уехали на ослах, так что я мог забрать их лошадей ». Победа настроила фараона на шутливый лад. Тутмос III отдал приказ пленных князьков посадить на ослов лицом к хвосту и так отправил их домой.

Действительно, снисходительность Тутмоса III к пленным была удивительной для того времени. В то время фараоны-победители отдавали приказ кастрировать побежденных врагов.

Подобное мероприятие было не просто унизительно, но и обеспечивало покорность рабов, в которых превращали пленных воинов. Удаление яичек в значительной степени снижает производство тестостерона в человеческом организме, делая рабов мирными и женоподобными.

Например, в 1300 году до н. э. фараон Менефта возвратился в Египет после победы над ливийцами с тринадцатью тысячами пенисов, отрезанных у врагов. На каменном памятнике в Карнаке высечен список трофеев:
— фаллосы ливийских генералов: 6;
— фаллосы ливийцев — 6349;
— сиркулианцев убитыми, отрезано фаллосов: 222;

— этрусков убитыми, отрезано фаллосов: 542.
— греков убитыми, царю представлено фаллосов: 6111.

Взяв в Мегиддо богатую добычу, Тутмос III снова выступил в поход — в этот раз на север, к Ливану. Здесь он покорил еще три города, построил крепость, где оставил внушительный гарнизон.

Великий полководец Тутмос III был и великим политиком. Он назначил в завоеванные страны новых правителей, чтобы заменить мятежных князьков. Сыновей новых правителей хитроумный фараон забрал с собой в Египет. Писец так объясняет этот политический маневр: «Теперь если кто-нибудь из этих князей умирал, его величество ставит сына на его место».

Как видим, наследники азиатских властителей служили заложниками. Именно они гарантировали лояльность своих отцов. Когда наступала очередь сыновей править вассальными государствами, эти сыновья становились своеобразными «агентами влияния» Тутмоса III.

После завоевания Ливана Тутмос III действовал по строгому графику. Полгода он находился в походе, а затем возвращался в Фивы, где занимался проверкой того, что сделано за время его отсутствия.

Войска фараона выступали из Египта в поход после весеннего сбора урожая. В Египте сбор урожая наступает раньше, нежели в других регионах Ближнего Востока.

Армия Египта прибывала в Сирию в тот период, когда там собирали урожай. Лишь только наступал сезон дождей, Тутмос заканчивал поход и возвращался в Фивы в начале октября.

Из Сирии по царскому приказу были привезены разного рода диковинные растения. Тутмос III обожал коллекционировать предметы ботаники. В ранних походах Тутмоса III не была достигнута цель — взятие в плен вождя враждебной коалиции князя города Кадеша. Имени этого умного, хитрого врага, постоянной занозы
трона Тутмоса III, никогда не упомянул ни один летописец фараона.

В руках фараона была лишь семья князя Кадеша.
В пятом походе Тутмос III покорил прибрежные города Финикии.
Ранее этот фараон не мог наступать на север, на Кадеш.
Теперь, после покорения северных царств Финикии, Тутмос III мог думать о покорении Кадеша.

Эта крепость, полностью окруженная водой — реками с двух сторон и каналом с третьей — была крепким орешком. Крепостные рвы и мощные стены делали город Кадеш самой сильной крепостью во всей Сирии.

К тому времени египетские воины вооружились треугольными луками, которые были проще для массового производства. Египтяне переняли у сирийцев и серповидные мечи. Тутмос III понял, что «серпы» с длинными рукоятками — это страшное оружие. Фараон первый начал пользоваться «серпом» подобного рода, и все последовали его примеру.

Кольчугу тоже переняли у сирийских войск. Эта кольчуга представляла собой кожаную куртку с нашитыми на нее металлическими пластинками. Сирийские колесничие Тутмоса III почти все в таких кольчугах. Только у немногих вместо кольчуги широкие перевязи, перекрещенные на груди. Кольчуга не защищала «подлых воинов Речену» от стрел фараона, но египтяне заметили у нее и свои достоинства.

Советники напомнили Тутмосу III об осторожности, поскольку раньше под Мегиддо стояло войско царя Митанни, в котором было много воинов-аму. Это были коварные, извечные враги Египта, о них старый фараон XI династии говорит в своем поучении, составленном для сына Мерикара: «Подл азиат, плохо место, в котором он живет, — бедно оно водой, труднопроходимо из-за множества деревьев, дороги тяжелы из-за гор. Не сидит он на одном месте, ноги его бродят из нужды. Он сражается со времен Хора, но не побеждает, и сам не бывает побежден. Не объявляет он дня битвы; подобно грабителю, страшится он вооруженных отрядов» (перевод Р. И. Рубинштейна).

Аму превосходно знали леса, горы, старались не принимать сражений на открытой местности, поскольку там у них не было никакого преимущества. Аму нападали на египетские войска неожиданно и сразу же рассеивались. Неожиданность, скрытность, быстрота, отвага — вот их лучшее боевое оружие.

Необходимо заметить, что царство Митанни до сего времени остается нераскрытой ближневосточной тайной. Его столица Вассуканни так и не найдена, язык митаннийцев так до конца и не понят.

Подготавливая нападение на Митанни, фараон провел целый год в Сирии. Тутмос III хотел убедиться, что завоеванные территории находятся под надежным контролем.

Еще один год фараон в Египте занимался непосредственной подготовкой похода. В 1457 г. до н. э. войско фараона выступило в поход.

В Библе, на финикийском берегу, Тутмос III отдал приказ построить лодки из знаменитого ливанского кедра. Лодки были погружены на повозки, запряженные быками — «Они путешествовали перед моим величеством, чтобы пересечь эту великую реку, которая лежит между этой чужой страной и Нахарином (Митанни — В. П.). Река — это Евфрат.

После битвы за городок Ний возник слух, что недалеко пасется стадо слонов. Тутмос III решил сделать привал и немного поохотиться, отдохнуть. Стадо, на которое начал охоту фараон, насчитывало 120 слонов. Один слон — «самый большой», по сообщению Аменемхаба — внезапно напал на фараона. Стоя в воде между двумя камнями, генерал втиснулся между фараоном и слоном и отрубил животному «руку». Храброго воина наградили золотом и новым платьем...

Безусловно, Тутмос III получал много ран в сражениях. Ведь он никогда не отсиживался в тылу. За оставшиеся 20 лет жизни Тутмос III совершил еще девять военных походов.

За время военных походов сформировался превосходно действовавший штаб верховного командования: писец Танини; доверенный, преданный генерал Аменемхаб; Интеф — князь, готовивший царские апартаменты к ночлегу; Джхути — князь и полководец, захвативший город Юпу (Яффу) при помощи фокуса с корзинами.

Сказка о взятии Юпы (Яффы) была необычайно популярна в Древнем Египте.

Большинство исследователей считают, что Юпа находилась близ Дамаска, другие — на месте современного порта Яффа. Начальные строки текста сказки повреждены.

Джехути — полководец времен Тутмоса III — хитростью заманил правителя Юпы в свой лагерь. Он пригласил его якобы для переговоров. Воинов царя напоили допьяна. Царя Юпы Джехути оглушил палицей (магическое победоносное оружие Тутмоса III) и связал. Тем временем возничему царя велели сообщить в город, что правитель приказал открыть ворота города, поскольку начальник египетского войска хочет сдаться в плен, а посему шлет дары в город. Египтяне поместили в заранее сплетенные корзины 200 воинов с веревками, кандалами, оружием и поручили 500 воинам нести опечатанные печатью корзины.

Жители Юпы пропустили их в город. Там воины, несущие корзины и сидевшие в них, внезапно напали на беззащитных людей, заковали в кандалы, чтобы отправить в Египет как рабов.

Сказка интересна тем, что она имеет общий мотив с «Троянским конем» и в ней впервые упоминаются кандалы.

1.1. (...) сто двадцать сирийских воинов (...) как и корзины(...)
1.2. для Джехути (...)
1.3. войско фараону, — да будет он жив, невредим и здрав(...) их лица (...) И через час они были пьяны. Джехути сказал правителю Юпы (...)
1.4. (...) с моей женой и детьми в твой город. Пусть войдут с ними вместе сирийские
1.5. воины и кони, и пусть дадут им есть, или же пусть один апр сопровождает
1.6. (...) каждого из них. И дали им кров и пищу
1.7.(...) царь Менхеперра, — да будет он жив, невредим и здрав! Пришли доложить об этом Джехути.
1.8. Враг из Юпы сказал Джехути: «Мое желание — взглянуть на великую палицу царя Менхеперры, — да будет он жив, невредим и здрав!».
1.9. имя которой (...) Прекрасная. Клянусь душой царя Менхеперры, — да будет он жив, невредим и здрав! — она твоя сегодня, в твоих руках.
1.10.(...) принеси ее мне ». И вот как поступил Джехути: он принес палицу царя Менхеперры
1.11. (...) в его (?) одежде. Встал Джехути перед врагом из Юпы и сказал: «Взгляни на меня враг из
1.12. Юпы! Вот палица царя Менхеперры, — да будет он жив, невредим и здрав! — грозного льва, сына богини Сехмет. Амон наделил его
1.13. своею силой ». И поднял он руку и нанес удар в висок врагу из Юпы. И враг из Юпы упал...
2.1..... перед ним. Джехути приказал надеть на него ярмо и связать ремнем из кожи

2.2. (...) поверженного врага из
2.3. Юпы. И привязали к его ногам медный груз весом в четыре немсета. И Джехути приказал
2.4. доставить двести корзин, которые загодя повелел сплести, и приказал спрятать в них двести воинов.
2.5. И вот полны руки воинов веревками и ярмами, и опечатаны корзины
2.6. печатью. И дали людям в корзинах также их обувь
2.7. и оружие — (...). И отрядили отборных воинов — всего пятьсот человек — нести корзины.
2.8. И сказали им: Когда войдете в
2.9. город, то откройте корзины, выпустите товарищей своих. И вы захватите всякого человека в городе и свяжете его
2.10. без промедления». И вышли сказать возничему врага из Юпы:
2.11. «Твой господин говорит: «Иди скажи своей госпоже: «Ликуй! Бог Сутех (бог Сет — Б./7.) отдал нам в руки Джехути, жену его и детей его!
2.12. Лик мой отнял у них свободу». Так скажи ей про эти двести корзин, полных людьми,
2.13. веревками и ярмами». И возничий отправился впереди отряда, чтобы порадовать сердце еврей госпожи,
2.14. сказав: «Мы захватили Джехути!» И открыли врата города перед отрядом Джехути,
3.1. и воины вступили в город. Они
3.2. выпустили своих товарищей и захватили
3.3. город, — юных и возмужалых, — и наложили
3.4. на всех узы и ярма без промедления. Так могучая длань
3.5. фараона, — да будет он жив, невредим и здрав! — захватила вражеский город.
3.6. А Джехути лег спать, отписавши сперва в Египет
3.7. царю Менхеперре, — да будет он жив, невредим и здрав! — своему владыке:
3.8. «Да возликует сердце твое — отдал в твои руки Амон, твой благой отец, врага
3.9. из Юпы и всех его людей, и город его.
3.10. Присылай за пленными

 3.11 и добычею, и да наполнишь ты дом отца твоего Амона-Ра, царя богов,
3.12. рабами и рабынями. И да будут они повержены под стопы твои
3.13. навеки!».

Полководец Джехути действительно существовал, он не выдуман. Гробница Джехути была найдена, в ней обнаружили красивое золотое блюдо с именем и титулами, которыми Тутмос III наградил князя за его славные подвиги на войне. С такими испытанными в неоднократных сражениях воинами фараон мог спокойно предпринимать любые походы.

В результате победоносных походов Тутмос III создал мощную империю. Однако еще не был вынут гвоздь, который на протяжении многих лет досаждал фараону. Снова на политической сцене появился князь Кадеша. 10 лет назад он таинственно исчез из осажденного города. Теперь князь Кадеша в последний раз решил попытать счастья. Его поддержали Нахарин, некоторые приморские города. Главным союзником кадешского князя был город-государство Тунип, к северу от Кадеша.

Стареющий фараон, который воевал в Сирии 19 лет, мог, проиграв это сражение, потерять все, что завоевал. Тутмос III сразу же принял вызов. Весной сорок второго года его царствования в море появился флот фараона. Корабли двигались к гавани на северном побережье Сирии. Фараон принял решение вначале отрезать Кадеш от его северных союзников.

Тутмос III быстро взял Тунип и повел свои войска вверх по реке Оронт на Кадеш. В битве за Кадеш Аменемхаб совершил свой второй великий подвиг.
Кипела яростная битва. Чаша весов победы колебалась. Князь Кадеша понимал, что ему ни в коем случае нельзя проиграть. Тогда он совершил последнюю попытку. Эта была необычно хитрая задумка. Он приказал выпустить из города молодую кобылу и погнать ее к египетской армии. Возбужденные кобылой жеребцы поддались искушению, и боевые колесницы египтян стали путаться. Желанная победа висела на волоске. И здесь Аменемхаб сумел склонить чашу весов на сторону египтян. Он быстро спрыгнул со своей колесницы, догнал кобылу и убил ее. Из чистой похвальбы генерал отрубил кобыле пушистый хвост и преподнес его фараону. Фараон громко расхохотался и отдал приказ о новом штурме Кадеша.

Его возглавил храбрый Аменемхаб. Размахивая кобыльим хвостом, словно знаменем, Аменемхаб оказался первым на стенах крепости. Город пал, последние надежды князя Кадеша рухнули. Есть предположение, что князь пал во время штурма города, когда закованные в бронзу воины Тутанхамона III штурмовали стены.

Возвращаясь домой, Тутмос III купался в ярких лучах славы. Вот здесь судьба ему преподнесла невероятный казус. Фараон едва не погиб в момент своего наивысшего военного триумфа.

Его жизнь снова спас своими быстрыми действиями преданный воин Аменемхаб. Даже будучи стариком, Аменемхаб вспоминал об этом подвиге с живостью.
Отважный воин Тутмос III много времени уделял воспитанию своего сына Аменхотепа II. Юный царевич, по заключению современных врачей, обследовавших его мумию, был невероятно сильным человеком. Об Аменхотепе II его современники говорили: «Он достиг расцвета сил в возрасте восемнадцати лет. К тому времени он знал все подвиги Монту. Не было ему равных на поле битвы. И он постиг /искусство/ управления лошадьми. Не было ему равных во всей многочисленной армии. Не было человека, который мог бы натянуть его лук. И никто не мог догнать его в беге».

Спортивное воспитание наследного царевича — упражнения в гребле, стрельбе из лука и конном спорте, выполнение сложных упражнений — дало свои положительные результаты.

Царевич умело преодолевал усталость, стал выносливым, ловким, мужественным. «Рука его была могуча и неустанна, когда он держал рулевое весло на корме своего царского корабля с командой из двухсот человек.

В конце дистанций, когда его люди проплывали половину атура /2 километра/, они не могли больше плыть, они задыхались, руки их были как тряпки. А его величество, наоборот, крепко держал свое весло длиной в двадцать локтей. Царское судно причаливало, пройдя три атура без остановки. Люди смотрели и радовались».

Хороший лучник должен разбираться в луках. «Он натянул триста луков, чтобы сравнить их и отличить изделие мастера от подделки невежды».

После выбора безупречного по качеству лука, который никто не мог натянуть, кроме него, юный царевич прибыл на стрельбище: «Он увидел, что ему поставили четыре цели из азиатской меди толщиной в пядь. Двадцать локтей отделяли одну мишень от другой.

Когда его величество фараон явился на колеснице как могущественный Монту, он схватил свой лук, схватил сразу четыре стрелы и начал стрелять как Монту. Первая стрела вышла с обратной стороны мишени. Тогда он прицелился в другую. Это был выстрел, какого не сделал никто, о таком не слыхивали никогда: стрела пробила медь и упала с другой стороны на землю. Такое содеять мог только царь могучий и сильный, которого Амон создал победителем ».

Царевич очень любил лошадей. Он знал все способы их дрессировки. Грозный Тутмос III был горд и счастлив успехами своего сына. Фараон сказал своим придворным: «Пусть ему дадут самую лучшую упряжку из конюшни моего величества, которая находится /в номе Белой/ Стены, то есть Мемфиса. И скажите ему: «Займись ими, обучи их, натренируй, сделай сильными! Я тебя заклинаю!». И тогда ободренный юный царевич с помощью богов Решефа и Астарты, богов той страны, откуда прибыли лошади, принялся за дело».

Царевич воспитал превосходных коней, которые не знали усталости, пока он держал вожжи. Лошади даже не потели при пробегах на длинные дистанции.
Престарелый царь мог воспользоваться заслуженным отдыхом. Придворные врачи просили его не слишком утомляться: давали себе знать тяготы бывших военных сражений. Несмотря на предостережения эскулапов, Тутмос III в последние годы жизни был очень активен. Он следил за строительством храма, очисткой каналов, учебой молодых воинов. 12 лет прожил Тутмос III после возвращения из последней кампании в Азии.

17 марта 1447 г. до н. э., за пять недель до начала 55-й годовщины своего царствования, он отошел в мир иной. Тутмос III был похоронен в собственной гробнице в Долине Царей.

Его мумия сохранилась до нашего времени. Тутмос III — яркая индивидуальность, человек огромной энергии, разносторонне одаренная личность. Например, в минуты недолгого отдыха фараон набрасывал рисунки прекрасных ваз для своего дворца и храмов.

Визирь Рехмир, как никто другой знавший Тутмоса III, сказал о нем: «Вот, его величество был тем, кто знает, что происходит. Не было ничего, о чем бы он не был осведомлен; он был Тотом /богом знания/ во всем; не было ни одной вещи, которой бы он не выполнил».

Сам Тутмос III говорил: «Я не преувеличивал (своих подвигов — В. 77.) с целью похвастать тем, что я сделал нечто, когда мое величество этого не сделал. Я не делал ничего... что можно было бы опровергать, я делал это ради моего отца Амона... ибо он ведает небо и ведает землю; он видит ежечасно всю землю».

В завоеванных странах трудились разные категории зависимого населения.
« ...Нубийцы, — заявлял в своей надписи Тутмос III, — подданные моего величества. Они работают для меня как один, обложенные податями в виде бесчисленных многообразных вещей «отрогов земли» (то есть минерального сырья, строительного камня, руд и драгоценных камней. — В. II.) и бессчетного количества золота страны Вават. Там строят ежегодно для двора... суда и корабли многочисленнее, чем команды /корабельщиков/, кроме податей нубийцев слоновой костью и черным деревом. Ко мне приходят деревянные изделия из Куша, бревна думпальмы и изделия в бесконечном количестве из акации крайнего юга земли. Их обработали мои воины в Нубии, множество кораблей из думпальмы, доставленных моим величеством после победы».

Рынки Египта были наводнены товарами почти всех на то время стран. Египетские корабли доставляли эти товары, бороздя синюю лазурь морей во всех направлениях. Тутмос III лично занимался вопросами безопасности мореплавания, учредив нечто вроде морской коалиции.

По указанию фараона каждый портовый город должен был иметь определенное количество кораблей, запасы строительного леса, ходовые товары для продажи. Гавани Палестины контролировались египетскими кораблями и платили Египту дань. В каждой гавани находился наделенный большими полномочиями наместник фараона.

Владыка Египта каждый год объезжал свои владения и лично проверял состояние дел. В последние годы своей жизни, чувствуя, что силы его уходят, Тутмос III начал кампанию по разрушению памяти о правлении Хатшепсут. Этому есть своя причина.

Аменхотеп II родился, когда отец был уже стар. Еще и в то время народ вспоминал царицу Хатшепсут добрым словом. Очевидно, Тутмос III старался стереть воспоминания о той эпохе, поскольку боялся появления женщины, которая смогла бы отобрать трон у его сына.

Лишая амбициозных красавиц всякой возможности вступить на престол, Тутмос III сделал попытку свести на нет значение титула жены Бога. Он, Тутмос III, принял решение упразднить этот титул. В период его правления такое звание стало число формальным.

 

 
Хатшепсут
Эхнатон - фараон еритик
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Кровельные работы по системе «Акритэк»
Как делается дизайн проект интерьера

Related Posts