Back to Top
Font size: +

Среднее царство

В конечном счете, несмотря на все усилия номархов Сиута, верх одержали южане, и египетскими фараонами стали князья Гермонтиса. Первый из этих царей, Интеф Великий, хвастливо заявил, что «установил северную границу своего государства в афродитопольском номе, захватил там все крепости и превратил этот ном в «Северные врата» своего государства». Небольшая деталь говорит нам о человеческих качествах этого воина древности: на погребальной стеле он изображен с пятью собаками, с которыми, очевидно, не желал расставаться даже после смерти. Начало этого периода прошло в битвах и борьбе, длившихся до тех пор, пока не упрочилось положение XI династии. Мир был восстановлен, и начала оживляться торговля. При Менту-хотепе III дела пошли настолько хорошо, что было принято решение отправить экспедицию в Пунт, известный своими специями, благовониями, золотом и слоновой костью.


Однако, прежде чем отправлять экспедицию, следовало построить корабль, и Хену было приказано заняться этим вопросом. «Мой господин послал меня снарядить корабль в Пунт, чтобы доставить ему свежие благовония от вождей Красной земли, ради страха перед ним в высоких странах. Я вышел из Копта по дороге, указанной его величеством. Со мной было войско юга от Оксиринха до Гебелена… Я пошел с войском в три тысячи человек; для каждого было два сосуда воды и двадцать хлебцев на каждый день. Ослы были нагружены сандалиями. Я сделал двадцать колодцев в кустах и два колодца в Идехте в 20 и 31 кубических локтей. Достигнув Красного моря, я выстроил корабль и отправил его со всем необходимым… Потом, вернувшись с моря, я исполнил поручение его величества и доставил ему все дары, найденные мною в Земле Бога. Я вернулся через Хаммамат и принес ему глыбы для статуй в храме…»


Менту-хотеп III построил свой заупокойный храм на западном берегу Нила в Дейр-эль-Бахри. Спустя несколько столетий царица Хатшепсут при строительстве храма в честь бога Амона взяла за образец храм Менту-хотепа III. Позже Сенусерт III из XII династии приказал доставить в храм Менту-хотепа в Дейр-эль-Бахри гранитные статуи царя, размером своим превосходящие человеческий рост в шесть раз. Их расположили на нижней террасе заупокойного храма. По остаткам надписей на статуях жрецов можно заключить, что культ Амона продолжал процветать.


Правление Менту-хотепа IV не было богато событиями, если не считать нескольких удивительных случаев. Однажды фараон отправил начальника строительных работ, Амонемхата, в Вади-Хаммамат за каменной плитой для крышки царского саркофага. Амонемхат сделал запись об удивительном случае, связанном с этой поездкой. Когда они бродили по горам в поисках подходящей глыбы для крышки саркофага, перед ними появилась газель. «Яловая газель встала на пути и повернулась мордой к людям, которые были перед нею.


Глаза ее смотрели на тех, кто пытался ее поймать, но она не убежала, пока не привела людей на священную гору, где была крышка для саркофага. Она отелилась на этом месте. Воины фараона, которые это видели, перерезали ей горло. Они остановились здесь, принесли (газель в) жертву (богам)» и, не повредив, спустили камень в долину. В греческих легендах животные часто исполняют роль божественного провидения, однако в данном случае это не легенда, а свидетельство очевидца.


Голодные годы не были редкостью в Египте; случались они и в описываемый период. Об этом времени сохранилось единственное свидетельство – надпись Ити из Гебелейна. Он написал, что собрал десять стад коз и людей, отвечающих за каждое стадо, два стада коров и стадо ослов, а когда Гебелейн был обеспечен провизией, отправил сначала тридцать, а затем еще тридцать судов с зерном в Ини и Хефат.

В тяжелый переходный период появились признаки изменения формы правления страной. Фараон больше не был единовластным правителем Египта, как это было во времена Древнего царства. Возник новый класс аристократии – номархи, фактически ставшие царьками в своих номах. Формально они подчинялись фараону, а на деле сами управляли своими номами.

Таким было положение в стране, когда к власти пришла XII династия. Но первого царя XII династии не испугали трудности, и он вступил в борьбу с сепаратизмом номархов. В Египте было распространено многоженство, в связи с чем часто возникали спорные вопросы относительно преемственности, с которыми обращались к фараону. Амонемхет I (Аменемхет I), мудро воспользовавшись подобными ситуациями, восстановил прежнюю царскую власть. Он был энергичным и знающим правителем, и его первой заботой, как и всех основателей новой династии, было укрепление и защита границ. Важным свершением Аменемхета было введение в практику сорегентства; в течение десяти лет Аменемхет, вплоть до своей смерти, делил трон с сыном. Аменемхет попытался передать сыну навыки искусства быть царем в так называемом «Поучении Аменемхета». В этом интересном произведении Аменемхет I, в частности, говорит: «Я не отступал никогда перед опасностью или ввиду бедствия, нападала ли саранча на земли или устраивали беспорядки и возмущения во дворце, или разливы были недостаточны и водохранилища высыхали; или же, вспоминая твое младенчество, восставали против меня, – я никогда не отступал, от самого рождения своего». В кругу приближенных к нему должностных лиц возник заговор, который зашел настолько далеко, что на особу царя было произведено вооруженное нападение ночью в его спальне. В «Поучении» фараон описывает, как к нему в спальню пробрались заговорщики. «И вот случилось это после ужина, когда наступила ночь и пришел час отдохновения от забот. Улегся я на ложе свое утомленный, и сердце мое погрузилось в сон. И внезапно раздалось бряцание оружия, и назвали имя мое. Тогда стал я подобен змее, детищу земли, в пустыне. И мгновенно я пробудился и узрел, что сражаются в опочивальне моей, а я одинок. Я схватил оружие и прогнал злодеев…» Царь никому не может доверять, пишет фараон, поскольку «…вкушавший хлеб мой поднял на меня руку. Тот, кому я протягивал длань свою, затеял смуту против меня».


После смерти Аменемхета I на трон взошел его сын и соправитель Сенусерт I. Он был одним из величайших военных гениев; во время его правления Египет из небольшой страны превратился в одну из ведущих держав Древнего мира. Во время одной из кампаний Сенусерт убедил племена на юге, что им лучше дружить с ним, чем враждовать. В отличие от других фараонов, он не стал довольствоваться достигнутым и почивать на лаврах. Сенусерт стремился к централизации страны. Среди прочего он захватил и включил в свои владения Большой оазис (Эль-Харге) и назначил туда наместником чиновника, «доверенное лицо царя», Икудиди. «Я отправился в Абидос в качестве доверенного лица царя, который выполняет все, что велит царь, в качестве начальника новобранцев для того, чтобы управлять страной жителей оазиса в качестве превосходного чиновника», – написал Икудиди в биографии.


Свою пирамиду Сенусерт I построил в Эль-Лиште и соорудил храмы во всех крупных центрах своего царства. Сохранившиеся обломки этих сооружений позволяют оценить их великолепие и мастерство создавших их архитекторов. В Абидосе Сенусерт I построил храм Осириса (бог возрождения, царь загробного мира в древнеегипетской мифологии; иногда изображался с головою быка), и там же был заложен колодец. Судя по короткой записи: «Я должен отремонтировать жилище Амона, относящееся ко времени Сенусерта I», один из построенных им храмов сохранился до правления XX династии.


Преемником Сенусерта I стал его сын Аменемхет II. В период его правления шла активная разработка медных рудников на Синае и расширились внешние связи Египта. Правление следующего царя, Сенусерта II, вызывает особый интерес благодаря внешним связям Египта в тот период. Свою пирамиду Сенусерт приказал построить в Фаюмском оазисе, рядом с пирамидой был выстроен город Эль-Лахун, в котором были обнаружены экземпляры камарской керамики Крита, что говорит о тесных отношениях между этими двумя странами. Египетские предметы этого периода были найдены на острове Крит. На Мальте откопали египетские надгробные стелы XII династии, и их положение доказывает, что они, по всей видимости, были привезены на остров в далекой древности. Найденные бусы говорят о том, что они принадлежали светлокожим людям; в то время в моде были темные камни, такие как гематит, гранат, зеленая яшма. Велась оживленная торговля со многими странами, и в страну стекались самые разнообразные товары.


Смерть Сенусерта II положила конец этому мирному периоду, и его преемник Сенусерт III столкнулся с трудностями на южной границе. Основная проблема в случае нападения противника была связана с порогами. Для того чтобы облегчить египетским войскам возможность проникновения в Нубию и обеспечить транспорт по Нилу, Сенусерт III приказал пробить в гранитных скалах в районе первых порогов большой канал.

В надписи, высеченной на скале на острове Се-хель, говорится:

«Он сделал это в качестве своего памятника для богини Анукет, владычицы Нубии, построив для нее канал под названием «Прекрасны пути Ха-кау-Ра», дабы он жил вечно». На восьмом году царствования Сенусерта III в связи с военной экспедицией в Нубию были произведены большие работы по расчистке этого канала.

Об этом сообщает вторая надпись на острове Сехель:

«Восьмой год царствования его величества царя Верхнего и Нижнего Египта Ха-кау-Ра (Сенусерта III), живущего вечно. Его величество приказал заново соорудить канал под названием «Прекрасны пути Ха-кау-Ра (живущего) вечно», когда он проследовал вверх по реке, чтобы сокрушить презренную страну Куш.

Длина канала – 150 локтей. Ширина канала – двадцать. Глубина – пятнадцать». Канал имел очень большое стратегическое и торговое значение, поскольку давал возможность египетским военным и торговым экспедициям проникать по реке в нубийские области, расположенные между Первым и Вторым порогами, и Сенусерт мог с полным основанием написать: «Я установил свою границу дальше (к югу от той, которую установили) мои отцы. Я увеличил то, что мною было получено по наследству…»

Сенусерт построил две крепости, одну в Семне, а другую в Кумме. «Южная граница, установленная в восьмом году, при его величестве, царе Верхнего и Нижнего Египта Хакура (Сенусерте III), которому дана жизнь во веки веков. Для того чтобы воспрепятствовать каждому негру пересечь ее, будь то по воде, или по суше, или на корабле, (или) каким-либо полчищам негров, за исключением негра, который придет для торговых целей в Икен или с поручением. Следует хорошо поступить с ним, но не следует позволять кораблю негров проходить мимо Хех, идя вниз по реке, вовеки», – написано на стеле, найденной на западном берегу.

Сохранился только один отчет о кампании в Сирию и, по сообщению одного из царских начальников, Себекху, фараон лично возглавил свою армию. «Его величество проследовал на север для того, чтобы сокрушить азиатов. Его величество прибыл в область, называвшуюся Секмем… и тогда пал Сек-мем вместе с презренным Ретену (область, включавшая в себя Сев, Палестину и Южную Сирию)». Северным племенам было достаточно одной кампании против грозного Сенусерта, чтобы они мирно удалились из Египта; для южных племен это тоже был урок.


О частной жизни Сенусерта ничего не известно, но на изображениях, относящихся к концу жизни, он так печален, что создается впечатление, что его постигло какое-то несчастье. Его жизненный путь состоял из серии ошеломительных успехов, поэтому постигшее его несчастье можно отнести разве что только к его личной жизни.


Амонемхет III (Аменемхет III), сын Сенусерта III, унаследовал трон, будучи еще ребенком. Он оказался умелым правителем, но его таланты лежали в организаторской сфере, а не в проведении военных кампаний. Он регулярно отправлял экспедиции на Синай за медью, причем настолько регулярно, что рабочие построили жилища рядом с медными рудниками. Обычно каждый начальник экспедиции оставлял запись с перечислением имен всех участников экспедиции. Один из них хвастается своим успехом: «Я нашел новый рудник. Я сделал это для своего царя. Все мои люди вернулись, ни один не погиб… Горы дали то, что они хранят в своих недрах (для царя)».

Аменемхет III отправил экспедиции в Вади-Хаммамат и на Синай, но, поскольку из Вади-Хаммамата они должны были привезти каменные глыбы, то туда отправилось намного больше людей, чем на Синай. На девятнадцатом году правления Аменемхет отправил большой отряд за каменными глыбами для статуй. Предполагается, что об этих статуях, возвышавшихся над озером, рассказывает Геродот, посетивший Фаюм: «Почти что посредине озера стоят две пирамиды, возвышающиеся на 50 оргий над водой; такой же глубины и их подводная часть. Рядом с каждой пирамидой поставлена колоссальная каменная статуя, восседающая на троне».


Но все это не шло ни в какое сравнение с лабиринтом, построенным этим знаменитым царем, лабиринтом, вызывавшим восхищение греческих авторов, видевших его. Геродот был потрясен увиденным. «Я видел этот лабиринт: он выше всякого описания… Конечно, пирамиды – это огромные сооружения, и каждая из них по величине стоит многих творений, вместе взятых, хотя и они также велики. Однако лабиринт превосходит и эти пирамиды».


Однако самым значительным достижением Аменемхета были работы, проведенные в Фаюмском оазисе. В древности эта область носила название Та-ше, «Земля озера», от которого и произошло арабское Фаюм. Это озеро (по-гречески Меридово озеро) было огромной естественной котловиной, края которой, несмотря на большую глубину, были заболоченными. Аменемхет решил осушить часть болота. Поскольку озеро заполнялось нильской водой, для успешного решения проблемы требовалось составить точный график ежегодного разлива Нила. По всей видимости, на некий регистрационный пункт от гонцов поступало известие о начале подъема воды, а далее они регулярно сообщали о скорости подъема воды в Ниле. Вот таким образом и была накоплена реальная информация о разливах Нила. Такой подход к делу был в традициях предков Аменемхета, которые, прежде чем пуститься в рискованное предприятие, проводили тщательную подготовку. Аменемхет III завершил большие работы в Фаюмском оазисе, начатые еще Менесом, сумевшим повернуть течение Нила. Аменемхет возвел огромную насыпь (длиной 43,5 километра), благодаря чему была осушена большая площадь Фаюмского оазиса, пригодная для посевов. Озеро превратили в водохранилище, в которое при помощи шлюзов и плотины направлялась избыточная вода нильского наводнения. Геродот, заставший в действии систему, созданную Аменемхетом, пишет: «Вода же в озере не ключевая (местность эта совершенно безводна), а проведена по каналу из Нила, и шесть месяцев она течет в озеро, шесть месяцев – обратно в Нил…»


Аменемхет III стал последним из великих царей Египта на несколько столетий вперед. Династия закончилась несколькими ничем не прославившимися царями и царицами и сменилась XIII династией, о которой мало что известно.

Первый переходный период
Основные признаки стоматологических болезней

Related Posts