Back to Top
Font size: +

Кто такие гиксосы?

Вопрос об идентификации неуловимых и загадочных гиксосов действительно очень интересен. Энциклопедии сходятся во мнениях по этому поводу в одном: «Гиксосы – кочевые племена, „властители пустынных нагорий“, в переносном смысле – властители чужих земель (гиксосы, греческая форма египетского термина „хека-хасут“), вторгшиеся в Египет около 1700 гг. до н. э.».

Но если прочие феномены египетской цивилизации(пирамиды, храмы, фараоны, зооморфные божества, загадочные мумии, иероглифы и другие таинственные вещи), на первый взгляд, не вызывают сомнений в своей явной «актуальности» и «интересности» (ну кто, например, поспорит, что загадка Сфинкса или пирамид – вещь, действительно, интригующая) – то загадка гиксосов может сразу и не впечатлить.

Действительно, кочевники себе и кочевники, мало ли их путешествовало по просторам древнего мира. Но сведения о гиксосских племенах сразу приобретут весомость, если уточнить, что гиксосы не просто вторглись в Египет, но и правили им более 100 лет и даже основали целую династию гиксосских царей.

Информация к размышлению

Напомним, что историю Древнего Египта принято делить на три периода, ранний из которых называют Древним царством; к нему относятся первые десять династий правителей, строивших пирамиды. Этот период заканчивается 2500 годом до н. э.

Второй период называют Средним царством; к нему относят время правления XI–XVII династий (2500–1587 гг. до н. э.). Это эпоха больших перемен, именно тогда кочевники-гиксосы мощным потоком вторглись в Египет из Аравийской пустыни. Они завоевали страну и установили свою власть.

Гиксосы были изгнаны основателем XVIII династии Яхмосом I в 1587 году до н. э. С этого момента начинается третий период египетской истории, который принято называть Новым царством; он продолжался вплоть до 1100 года до н. э., когда заканчивалось время правления XX династии, и с этих пор Египет утратил независимость.

Время правления гиксосов в истории Древнего Египта принято называть Вторым переходным периодом, или Вторым периодом полицентризма. Длился он почти два века, на него пришлось почти 200 фараонов.

Север Египта захватили гиксосы, часть их осталась в низовье, часть группировалась вокруг Мемфиса. Кто-то из фараонов скрывался в Фивах, кто-то – в Фаюмском оазисе. Это был очередной период полицентризма, и центров тут было гораздо больше, чем в первом периоде. Есть еще одно название – «самый темный период египетской истории».

И как мы увидим далее, это отнюдь не преувеличение. Кто только ни правил Египтом в это время: и полководцы, и аристократия, и потомки фараонов, и иноземцы всех мастей. Причем это началось еще перед гиксосами. Идея полицентризма снова овладела египтянами. Кстати, собрали Египет воедино иноземцы, и начали этот процесс пресловутые гиксосы. Им идея моноцентризма была близка, тем более сами они пришли из маленьких, но унитарных государств.

Вопросы без ответов

Так как такую могучую державу, как Древний Египет, могли завоевать племена кочевников? Кем должны были быть эти гиксосы, чтобы Египет пал перед ними? Кто они? Откуда пришли? На каких просторах взращивали свою военную мощь и почему обрушили ее не на более слабых соседей, а именно на Египет? И наконец после всех вышеперечисленных «как» и «почему» возникает еще один, и вполне закономерный вопрос: а действительно ли гиксосы покоряли Египет?

Единственное, относительно чего единодушны все востоковеды вообще и египтологи в частности, так это тот факт, что действительно покоряли и даже господствовали над ним. Что же касается всего остального, то сколько специалистов – столько и мнений. Науке точно неизвестно, ни когда это случилось, ни кто такие гиксосы, также неизвестна причина, побудившая это кочевое племя пренебречь чувством самосохранения и, обходя стороной все ближневосточные страны и народы, напасть на могущественный Египет и… без труда овладеть им.

Известно, что вторжение гиксосов в Египет совпало с временами, которыми датируются библейские события (если допускать, что эти события имели место в истории, в том или ином виде). Более того, пребывание гиксосов в Египте сошлось с пребыванием там евреев. То есть период гиксосского правления, по сути, и есть то время, которое описывается в тексте Библии, где речь идет о пребывании евреев в Египте – от Иосифа (приход в Египет) до Моисея (Исход).

Упоминание в Библии Египта всегда вызывает особый интерес, в первую очередь потому, что древнеегипетская история достаточно хорошо задокументирована, во всяком случае гораздо лучше, чем древнееврейская. Именно поэтому стоит внимательнее присмотреться к ключевым персонажам текста. Но если имена еврейских патриархов Исаака, Иакова, Иосифа, Моисея известны всем, многие могут вспомнить названия народов амалекитян, ханаанейцев и других, то народ с названием «гиксосы» в каноническом тексте Библии не упоминается.

По поводу взаимоотношений исторических свидетельств и текста Библии существует огромное количество мнений, диапазон которых колеблется от категорического неприятия Священного Писания как источника до более менее лояльных, признающих достоверностьотдельных фактов.

Когда историки подвергают критике сведения, содержащиеся в Библии, – как относящиеся к этому периоду, так и к более ранним или, напротив, более поздним временам, – у неискушенного человека создается впечатление, будто наука об этих временах знает так же достоверно, как и о дне вчерашнем. Но на самом деле ничего подобного: древняя история – это скорее область догадок и гипотез, чем древнее – тем гипотетичнее.

Даже в том случае, если имеется памятник древней письменности, то его интерпретация часто является полигоном для гипотетических предположений и просто фантазии.

Библейская критика может принять к рассмотрению вопрос о пребывании в Египте Авраама, Иосифа и Иакова с сыновьями и соплеменниками и вынести свой вердикт на предмет исторической достоверности или недостоверности этих библейских фактов. И чаще ответ отрицательный – не было таких, и все. Но при всем этом критики почему-то ничего не могут сказать о завоевании этой вполне реальной страны целым народом и притом в то же самое время, когда там были или, как утверждают историки, не были патриархи еврейского народа.

Оглядываясь на четыре тысячи лет назад и рассматривая Древний Египет, наука говорит, что никто из библейских лиц не попадает в поле ее зрения. Гиксосы, правда, «просматриваются», но из-за «плохой видимости» не удается рассмотреть, ни кто они, ни откуда пришли: видно только, что именно они овладели Египтом, – и более ничего.

Так откуда же историческая наука взяла сведения о воинственных кочевниках-гиксосах? Из каких источников? И почему связывает их с евреями в Египте соответствующей эпохи? А может быть, под именем гиксосов скрывается какой-нибудь совершенно другой народ?

Свидетельства реальности гиксосов. Миф или история?

В иероглифических текстах нет упоминания о гиксосах. Скудные свидетельства об их владычестве содержатся в ряде египетских памятников и в трудах Манефона, которому принадлежит наиболее полный рассказ о них.

Иосиф Флавий в сочинении «Против Апиона: о древности иудейского народа» приводит фрагменты из труда Манефона. Манефон пишет следующее во второй книге своей «Египетской истории» о нас.

[Передаю собственные его слова, выводя как бы его лично свидетелем]: «Был у нас царь по имени Тимеос. В его царствование Бог, неизвестно почему, прогневался, и из восточных стран внезапно напали на нашу страну люди бесславного происхождения, полные отваги, и завладели ею легко, без боя и насильно. Они покорили всех бывших в ней князей, затем беспощадно сожгли города и разрушили храмы богов. С жителями они поступили самым жестоким образом, убивая одних, а других вместе с женами и детьми обращая в рабство. После всего этого они избрали царя из своей среды, имя которого было Салитис.

Последний основал свою резиденцию в Мемфисе, обложил данью Верхнюю и Нижнюю землю и поставил гарнизоны в более подходящих пунктах. Но в особенности он укрепил восточные окраины, в ожидании, что ассирийцы когда-либо, собравшись с силами, сделают нападение на его царство, желая завладеть им.

Найдя в Сетроитском номе, на востоке от Бубастийского рукава Нила, весьма удобно расположенный город, который, согласно древнему сказанию, назывался Аварис (Хут-Уарт), он обстроил его, укрепил его весьма сильными стенами и поместил в нем многочисленный гарнизон, состоявший из двухсот сорока тысяч тяжеловооруженных воинов.

Туда он направлялся летом как для раздачи продовольствия и жалованья, так и для того, чтобы с целью внушения страха соседним народам заставлять воинов усердно заниматься военными упражнениями.

Он умер, процарствовав девятнадцать лет… Весь их народ назывался гиксос, что значит „цари-пастухи“. Ибо „гик“ означает на священном языке „царя“, а „сос“ в народной речи – „пастух“ или „пастухи“.»

Надо сказать, что слово «гиксосы» многими исследователями толковалось по-разному: когда-то считали, что оно означает «вожди пустыни» или «цари пастухов». Более современные исследования показали, что слово это скорее следует переводить как «цари чужеземных стран».

Гиксосы почти не оставили после себя памятников, если не считать картуша царя Апопи на танисском сфинксе неизвестного происхождения.

Им приписывается постройка пограничной с Сирией крепости Аварис (современный египетский Гауар). О реальности гиксосов свидетельствуют тексты периода борьбы с ними: стела Бабаи из Эль-Каба, так называемая табличка Карнарвона I из Фив, стела фараона Камоса из Фив, «Жизнеописание Яхмоса Пеннехеба из Эль-Каба», так называемые «Стела Бури» и «папирус Ринд».

Существуют и немногочисленные более поздние тексты: надпись царицы Хатшепсут в Спеос Артемидос, папирус Саллье с историей о гиксосском царе Апопи и фараоне Секненра, «Стела 400 лет» из Таниса. И это в принципе все, что касается прямых свидетельств. Прочее относится к области «косвенных улик» и умозаключений.

Как это было?

Более чем двухсотлетний Второй переходный период был темным временем внутренней нестабильности, борьбы династий и иноземного завоевания.

Дошедшие до нас царские списки, сохранившие имена фараонов того времени, более чем красноречивы – они содержат более двух сотен имен. Такое обилие царствующих особ свидетельствует о том, что трон стал игрушкой в руках враждующих придворных группировок. Временами фараонами оказывались и люди нецарского происхождения – прежде всего выдвинувшиеся во время смут военачальники.

И в это тяжелое для государства время на рубеже XVIII и XVII столетий до н. э. с востока, через Синайский полуостров, на Египет обрушились захватчики-гиксосы.

Ослабленные египтяне не смогли тогда оказать серьезное сопротивление пришельцам. Гиксосы были не слишком многочисленны, но их военная организация превосходила египетскую, а применение запряженных конями колесниц и луков новой системы определило победу над Египтом. Вообще, совершенство военных достижений гиксосов достойно удивления – как этот немногочисленный кочевой народ сумел придумать и воплотить столько эффективных стратегических и технических «ноу-хау» (тяжелые колесницы, составные, особым образом изогнутые луки, другое оружие, специальное построение пехоты и многое другое), которые могли сделать честь большой и могущественной военной империи?

Это может быть отдельной загадкой, а может являться частью ответа на вопрос о происхождении гиксосов, о том, откуда они пришли.

Число гиксосских правителей, последовательность их правления и имена точно не известны. По Манефону, XV династия (Великие гиксосы) выглядит следующим образом: Салитис (Шалик) (1650–1634 до н. э.), Шеши (1634–1620 до н. э.), Якубхер (1620–1612 до н. э.), Хиан (Хиану, Сеусеренра) (1612–1592 до н. э.), Апопи I (Ааусерра I, Апапи I) (1592-? до н. э.), Апопи II (Ааусерра II, Апапи II) (?-1551 до н. э.), Хамуди (Хамуду) (1551–1542 до н. э.). XVI династия (так называемая Малые гиксосы): (1650–1540 до н. э.): Нубусер, Якбоам, Ваджед, Якбаал, Нубанхер, Анатхер и Хаусер.

Гиксосы оккупировали только Нижний Египет с дельтой Нила (правда, провинциальные правители Верхнего Египта тоже стали их данниками). Цари гиксосов не
могли полностью подчинить страну. Лишь при двух царях, Хиане и Апопи I, власть гиксосов распространилась достаточно глубоко на юг Египта, в основном сохранивший свою независимость.

Вероятно, и Западная Дельта не совсем подчинилась гиксосам.

Инициатором освободительной борьбы египтян против гиксосов стал Фиванский ном, расположенный на расстоянии почти 800 км к югу от Дельты. Слабые вначале, но самостоятельные цари фиванской XVII династии постепенно сплотили вокруг себя большинство номов Верхнего Египта и, опираясь на значительные материальные и военные силы, возглавили борьбу за изгнание гиксосских завоевателей.

Поводом к войне явилась религиозная реформация, задуманная царем Апопи, решившимся принудить египтян забыть своих богов и поклоняться Сутеху, которого отождествили с Сетом.

Выбор главного божества, мягко говоря, был не очень удачным. Египетский Сет имел довольно неприятную репутацию и занимал в пантеоне место «главного злодея».

Война продолжалась три царствования (описание этой войны сохранилось в надгробной биографии участвовавшего в ней адмирала Аагмеса). Где должно было начаться формирование сил сопротивления? Чем дальше от гиксосов, тем лучше. Какой самый южный центр? Фивы, старый город, храмовый центр, столица культа Амона-Ра. Чтобы начать борьбу, нужно было создать династию.

Египетская легенда, частично сохранившаяся в поздней новоегипетской летописи, связывает начало освободительной борьбы с именем предпоследнего царя XVII династии Секененра, который, по-видимому, погиб в этой борьбе, о чем свидетельствует его мумия, найденная со следами смертельных ранений, которые были нанесены боевыми топорами.

Более успешными оказались действия его сына, царя Камеса, снарядившего большой флот, отряды лучников и другие маневренные войска и с боями продвинувшегося от Гермопольского нома, находившегося на полпути между Фивами и Дельтой, к стенам самого Авариса. Однако захватить столицу гиксосов Камесу было не суждено. Этому помешали волнения на крайнем юге страны и возможно, выступление против Камеса независимых нубийских правителей, что заставило фиванского царя срочно прекратить осаду Авариса и перебросить свои войска на юг.

Египтяне постепенно собирались с силами. Большую часть правления XVII династия провела в борьбе с переменным успехом в средней части Египта. Только последние два фараона имели значительные успехи. Фараон Камес ворвался в Низовье, осадил Аварис, таким образом, инициатива перешла к египтянам. У Камеса был брат, Яхмос, вступивший на египетский престол около 1600 года до н. э. Он применил довольно старое успешное средство для решения государственных проблем: переворот.

Яхмос основал следующую, XVIII династию как Амасис I. Династию сменили, и это помогло. С этого времени начинается история Нового царства.

Около 1580 года до н. э. (дата была определена приблизительно) Яхмосу удалось вытеснить гиксосов из Египта. Разбить их он не смог, а вот изгнать получилось. Они двинулись обратно к себе, но ушли недалеко, где-то за 150 км, и засели в непосредственной близости от Египта вокруг своей новой столицы, города Шарухен – около современного города Газы.

С момента ухода гиксосы перестали быть угрозой для Египта. Они оставили после себя в Египте самую дурную память и в текстах называются именами вроде «язва», «злодеи» и т.п.

 Гиксосы: кто есть кто?

Но остается вопрос: может быть, гиксосы упоминаются под иным именем? С кем из известных народов их можно соотнести?

Энциклопедия Брокгауза и Эфрона сообщает: «По всей вероятности, это был союз азиатских племен, называемых в египетских памятниках Сати (жители восточной Сирии), Ментиу (кочевники Синайского полуострова) и Аму. Последние, будучи северными сирийцами вообще, заключали в себе и хеттов, составлявших… главный элемент в этом союзе, чем объясняются, с одной стороны, многочисленные силы нападающих, с другой – влияние египетской культуры на хеттов. Сутех, главный бог гиксосов, является таковым же у хеттов».

Манефон, как свидетельствуют Юлий Африканский и Евсевий Кесарийский, считал гиксосов финикийцами, но при этом отождествлял с иудеями. На печатях некоторые правители гиксосов имеют семитские имена (Иаковэль и др.). Семитическое происхождение гиксосов и их пастушеский образ жизни были, по одной из гипотез, причиной того, что израильтяне нашли во время их владычества радушный прием в Египте: эпоху Иосифа относят к царствованию Апопи I.

Впрочем, существует и абсолютно противоположное мнение, гласящее, что гиксосы – не иудеи, а как раз наоборот, так сказать, «ярые антисемиты». Тот самый фараон (анонимный Паро Ветхого Завета, где Паро – не имя собственное, а титул «фараон» на иврите), притеснявший евреев и сделавший из них рабов, и был гиксосом, представителем гиксосской династии, не любившей евреев.

Относительно происхождения гиксосов существуют и другие, можно сказать, экзотические версии. Армянский историк Сурен Айвазян считает, что гиксосы – это древние армяне.

А академики Фоменко и Носовский вообще утверждают, что гиксосы – на самом деле казачьи войска с территории Руси. Но оставим подобные гипотезы за скобками.

Так как же могли обстоять дела в реальности? По-видимому, этнический состав завоевателей-гиксосов был смешанным при господстве семито-хурритского элемента и присутствии касситов, ханаанеев, и других. Возможно, что часть из них действительно были хурритского происхождения, но еще раньше ассимилировались среди семитов.

Предполагается, однако, что гиксосы составляли только немногочисленную верхушку воинов в этом «вавилонском смешении» наций и групп. Вторжение гиксосов, по-видимому, было следствием огромных этнических сдвигов, которые переживала Месопотамия, этот бурлящий котел народов.

В III–II тысячелетиях до н. э. с севера туда вторглись азиатские племена хурритов (наименование «хурри(ты)» – самоназвание, означающее «восточные» – от хурритского «хурри» – «утро, восток»). Они оттеснили семитские народы, в том числе и гиксосов, в Сирию и Палестину. Археологические раскопки в Иерихоне показали, что в течение определенного времени этот древний город занимали гиксосы.

Таким образом, можно предполагать, что покорители Египта держали в своих руках и Палестину. Племена хурритов оставили заметный след в истории древнего Ближнего Востока.

Хурритское царство Митанни (в египетских источниках Нахарина), возникшее в XIV веке до н. э., простиралось от озера Ван на севере до реки Евфрат на юге и Халеба на западе. Царство достигло зенита своей мощи в XV–XIV столетиях до н. э. На хурритском языке говорили в Центральной Анатолии, Сирии, Ханаане и северной Месопотамии и, возможно, также на территории современного Западного Ирана.

Характерно, что хурриты нигде не уничтожали и не вытесняли местное население, но повсеместно мирно сосуществовали: по крайней мере, после их нашествия не было выявлено заметных принципиальных изменений в материальной культуре.

Английский археолог Леонард Вулли так охарактеризовал хурритов: «Легко смешиваясь с другими народами, они были непревзойденными посредниками в передаче культурных идей». Установлено, что культура хурритов, вследствие их регулярного многовекового общения с шумерами, аккадцами и ассирийцами с начала III тысячелетия до н. э., являла собой ответвление месопотамской традиции.

Хурриты позаимствовали некоторых богов, мифы и легенды, кое-что из письменности и некоторые другие явления. Вместе с лошадями, например, хурриты привнесли в Угарит (и в Египет, как гиксосы) культ бога-целителя лошадей Харану, чрезвычайно почитаемого вообще на Евфрате.

В обнаруженном при раскопках Таанаха архиве XV века до н. э. и в так называемых Эль-Амарнских письмах имеются свидетельства хурритского влияния также на Ханаан.

Наиболее заметный след в религиозной практике ближневосточных народов оставили хурритские ритуальные тексты, многочисленные копии которых на глиняных табличках обнаружены по всему району. Некоторые из хурритских богов были включены в состав пантеонов окружающих народов.

Так, в частности, хурритский бог бури Тешуб превратился в главного бога многих анатолийских и сирийских государств, в которых он был отождествлен с Баалом.

Библия называет хурритов «хорреи» и сообщает, что «на Сеире жили прежде хорреи; но сыны Исавовы прогнали их и истребили их от лица своего и поселились вместо них» (Втор. 2:12; ср. Быт. 36). Из Эль-Амарнских писем и табличек из Таанаха и Шхема следует, что хурритское население в районе было сосредоточено преимущественно в центральном Ханаане.

Согласно этим источникам, Шхем был хурритским центром, однако Библия называет жителей Шхема «хивиты» (Быт. 34:2). Хивитами в Библии названы также жители других районов, населенных хурритами, – Ливанских гор и горы Хермон (Суд. 3:3). Вместе с тем, в то время как в ивритском тексте Библии царь Шхема Хамор назван «хивитом» (Быт.34:2), в «Септуагинте» (одном из первых переводов на греческий) он назван «хорреем».

На основании этого и ряда других упоминаний библейского текста исследователи заключают, что «хивиты» и «хорреи» – один и тот же народ. Ученые также полагают, что древние обитатели Иерусалима – иевусеи, также принадлежали к хурритам. Это заключение основано на том, что иевусейский царь периода Эль-Амарнских писем носил хурритское теофорное имя, а упоминаемое в Библии (II Сам. 24:18) имя иевусея Аравна, или Орнан, по-видимому, тождественно хурритскому слову «эверна», означавшему «господин», «владыка».

В некоторых библейских рассказах о патриархах исследователи видят отражение хурритских обычаев. Так, например, смысл кражи Рахилью идолов (терафим),
принадлежавших ее отцу Лавану (Быт. 31:19, 34, 35), ученые объясняют хурритским обычаем, согласно которому зять становился наследником тестя, если получал его терафим.

Многими исследователями хурриты связываются или даже отождествляются с племенами хабиру (также хапиру и апиру; по-видимому, название – производное от «хабару»: «пришельцы»), существовавшими во II тысячелетии до н. э.

В ранних ассирийских и вавилонских документах (XVIII–XVII вв. до н. э.) хабиру упоминаются в качестве отрядов воинов на содержании (попросту наемников) местных правителей в Каппадокии, Ларсе, Вавилонии.

Документы XV века до н. э. из Северной Сирии перечисляют членов боевых отрядов хабиру в соседних городах. Документы того же времени из Нузи упоминают отряды хабиру, находящихся под защитой государства. С XV по XII век до н. э. хабиру упоминаются в египетских документах как пленники из Сирии и Ханаана и как государственные рабы, занятые на тяжелых работах (в каменоломнях и рудниках, на транспортировке камня, а также в сельском хозяйстве).

Интересно, что хабиру составляли не единую этническую группу, а скорее социальную общность. Один вспомогательный воинский отряд назывался «иамутбальским хабиру» – по имени западно-семитского клана и территории в Месопотамии. В документах упоминаются города, из которых происходили местные хабиру. В Нузи хабиру были выходцами из Аккада, Ассирии и других мест. Имена хабиру также свидетельствуют о многообразии их этнического состава.

Так, ранневавилонский список включает аккадские и западно-семитские имена; в Алалахе имена хабиру преимущественно несемитские; в Нузи – смесь аккадских и несемитских имен. То, что «хабиру» были социальной, а не этнической группой, очевидно также из того факта, что термин «хабиру» никогда не встречается с окончанием, указывающим, что данное название относится к народу или племени.

Как покинувшие свои общины и бесправные чужеземцы хабиру обладали низким социальным статусом и были вынуждены подчиняться местным правителям. Относительно некоторых хабиру в документах специально отмечается, что они бежали от правителя или от собственных бед или, наконец, были преступниками.

Хабиру обычно были заняты на военной службе, но иногда выполняли домашние и сельскохозяйственные работы. В периоды политической дестабилизации и упадка центральной власти хабиру фигурируют как разбойники, грабящие города, – иногда вместе с жителями соседних городов. Так, в XV–XIV веках до н. э. упадок египетского контроля в Ханаане и столкновения между местными правителями вызвали активизацию разбойничьих банд хабиру. Действуя сами, или вместе с местными жителями, или в качестве наемников на службе местных правителей или египетских губернаторов, хабиру значительно способствовали усилению политического хаоса в стране.

Появление хабиру в начале II тысячелетия до н. э., равно как и их исчезновение в начале следующего тысячелетия, объясняется социально-политическими процессами, характерными в эти периоды для всего Ближнего Востока. Начало II тысячелетия до н. э. ознаменовалось глубокими изменениями социальной и политической структуры общества.

Политическая нестабильность, непрекращающиеся войны и высокий долговой процент зачастую вынуждали людей покидать свой город или племя и становиться беженцами в чужой стране. В то же время образование больших национально-территориальных государств в начале I тысячелетия до н. э. было стабилизирующим фактором, положившим конец значительным миграциям.

Лингвистическое сходство между термином «хабиру» и библейским названием израильтян «иврим» (хебрим) наводит многих исследователей на предположение, что «иврим» – это и есть производное от «хабиру». Трудно объяснить, как широкий социальный термин мог превратиться в название специфической этнической группы, однако следует отметить, что в Библии термин «иврим» прилагается к израильтянам только в догосударственный период и только в контекстах, где они выступают либо как эмигранты и чужеземцы (книги Бытие и Исход), либо в устах филистимлян как народ, поставлявший наемников правителям филистимлянских городов. А слово «хабиру» встречается в текстах, которые можно атрибутировать как написанные во времена еврейского пребывания в Египте.

Так что гипотеза о том, что гиксосы могли иметь генетические корни среди родственных семитам народов, не лишена основания. Но правомочно ли отождествлять их, и если да, то насколько?

В последнее время приобрела популярность теория, которая пытается решить проблему, «поместив» евреев в Египте именно во времена правления гиксосов. История Иосифа и его братьев, если допустить, что это исторические лица, относится примерно к XVII веку до н. э. Приводимые учеными даты колеблются между 1730 и 1630 годами до н. э. Незадолго до этого Египет пережил довольно бурный период своей долгой истории. Около 1780 года до н. э. страну потрясли революционные события. Восстало порабощенное население и на некоторое время даже захватило в свои руки управление государством. Последствия этого взрыва еще долго давали о себе знать, и в XVII веке до н. э. политическая мощь Египта сильно пошатнулась. В этот период политического упадка страну и захватили гиксосы.

Каким путем гиксосы прошли в Египет? Конечно, не через Палестину (Святую землю), которая на юге заканчивается Синайской пустыней. Ходить по пустыне не входило в задачи гиксосов. Поэтому любые завоеватели, которые хотели с севера проникнуть в Египет, доходили до Тивериадского озера, заворачивали к берегу и дальше шли «по пляжам». Другого пути не было. В течение предшествующих 400 лет ханаанеи заселяли восточную часть Низовья, там шло этническое смешение, и соседние народы прекрасно друг друга знали. Поэтому гиксосы осознавали, куда шли, и, видимо, адекватно оценивали состояние и вооружение египетской армии.

Поскольку гиксосы, скорее всего, принадлежали к одной из западно-семитских групп, то в значительной степени они опирались на ханаанейские города в южной части. Это совершенно бесспорный факт, потому что когда египтяне собрались с силами и начали изгонять из своей страны гиксосов, те закрепились именно на юге Палестины. Там находилась их последняя столица Шарухен (недалеко от современного города Тель-Шериах около Газы). Дальше египтяне не пошли.

Секреты военного искусства гиксосов

Вернемся ко временам гиксосского завоевания. Каким образом племя кочевников могло так стремительно захватить Египет, пусть даже ослабленный внутренними неурядицами?

Особенности культуры гиксосов до конца не выяснены. Им приписывали керамику определенного типа и некоторые формы земляных укреплений. Самый известный факт, и он подтвержден исследованиями, что гиксосы обладали уникальными для Древнего мира военными знаниями. Они внесли серьезный вклад в развитие военного дела. Различные новые виды эффективного оружия, которое применяли гиксосы, отчасти и является причиной столь легкого завоевания Египта. Они познакомили египтян с колесницами, запряженными лошадьми, железным оружием, а также составными луками, которых в Египте прежде не видели. И это знакомство оказалось очень неприятным. Египтяне были совершенно не готовы к встрече с колесницами и вообще с новыми «стратегическими разработками» гиксосов.

Но откуда сами гиксосы научились этому искусству? Этот факт, возможно, согласуется с тем, что гиксосы имели семито-хурритские корни и пришли из Месопотамии. Коневодство, занесенное хурритами на Ближний Восток, произвело переворот в военном деле. До этого использование коня в упряжи боевых колесниц в III тысячелетии до н. э. засвидетельствовано археологическими материалами лишь на территории Древней Индии.

В некоторых египетских текстах прямо говорится, что лошадь попала в Египет из страны, где живут боги Астарта и Рашапа. Наиболее раннее египетское изображение колесницы относится ко второй половине XVII века до н. э. (рисунок на фаянсовом кубке). В документах эпохи Среднего царства, как египетских, так и ханаанейских, нет и намека на использование колесниц или коней (шумеры применяли колесницы, запряженные ослами, а это все-таки две большие разницы).

Еще в XVIII веке до н. э. на Ближнем Востоке верховая езда на коне считалась экзотикой, делом, сопряженным с большим риском для жизни. Все, что связано с лошадьми, пришло в Египет с гиксосами.

Израильский исследователь истории гиксосов М. И. Зильберман в книге «Гиксосы и их потомки» пишет: «Ближневосточное ивритское и ханаанское название лошади „sus“, а также древнеегипетское „ssmt“, восходят к хурритскому „essi“. Все египетские названия, связанные с лошадью, с боевой колесницей и ее частями, с упряжью, заимствованы из хурритского словаря.

Известен хурритский (миттанийский) трактат о коневодстве, переведенный на хеттский язык (с индоиранскими числительными и терминами, связанными с тренингом лошадей). Тактика колесничего боя, практикуемая хурритами, была подобна индоиранским методам ведения сражения с применением боевых колесниц, запряженных конями. Как следует из надписи царя хурритов Идри-Ми, такие боевые колесницы применялись им уже в XVIII веке до н. э.».

Считается, что на гиксосской колеснице, запряженной двумя или тремя защищенными доспехами лошадьми, обычно стояли два воина. Один из них, возничий, правил упряжкой и держал в руке небольшой щит, оберегая себя и стоявшего рядом лучника от вражеских стрел и дротиков. Лучник же был облачен в шлем и чешуйчатые или пластинчатые доспехи из бронзы. Его шею надежно прикрывал прочный широкий ошейник. На случай ближнего боя лучник и возница имели мечи.

Считается, что использование лошади в военном деле и позволило гиксосам, применившим боевую двухколесную колесницу, этот «танк» древности, в конечном итоге завоевать Египет. Но колесницы – это еще не все, они только одна из составляющих победы, еще должна быть пехота. «А не конница?» – могут спросить некоторые. Нет, не конница, этот вариант хорош только для псевдоисторических фильмов.

Тут также можно с точки зрения военного дела вспомнить еще раз текст Священного Писания. У царя Соломона города, где стояла конница, были одни, а где стояли войска с колесницами – другие. Почему? Ведь они же должны, по идее, быть вместе: и те и другие на конях. Но военная наука говорит: за колесницами идет пехота (а не конница), всегда и везде.

Конно-колесничное войско без пехоты (кроме случаев, когда колесницы есть, в основном, у руководства) – это полный нонсенс: скорость движения всадника в несколько раз превышает скорость колесницы.

Атакующая пехота с гиксосскими «танками-колесницами» впереди для египетской армии была внове. В чем причина ее успеха?

В сравнительной недосягаемости стрелка-лучника, стоящего на колеснице. В среднем на перезарядку лука и прицеливание у стрелка уходит секунд десять, не больше. Когда лучник, защищенный барьером колесницы, стоит над пешим противником, он может выстрелить несколько раз, пока пехотинец до него доберется, и маловероятно, что лучник промахнется. Пока военные не придумали методы борьбы с колесницами, с гиксосами трудно было спорить.

Когда египтяне сами научились пользоваться колесницами, они разбили гиксосов. Правда, у них ушло на это более ста лет. Египетская пехота была великолепным войском, но, столкнувшись с новым, неизвестным видом военной техники, она была бессильна. Тем более, за колесницами шли плотной толпой вражеские пехотинцы в одежде, обшитой «броней» – металлическими бляхами (пробить их довольно трудно), со щитами и мечами, и расстроенное колесницами египетское войско уже не могло оказать им серьезного сопротивления.

Армия гиксосов была немногочисленна, но Египет не устоял.

После изгнания гиксосов победители в прямом смысле взяли на вооружение их военные разработки. После гиксосского периода в Египте появилось новое военное оснащение: более сложный загнутый назад лук, разные виды мечей и кинжалов, новый тип щита, кольчуга, металлический шлем. Самое же важное новшество – двухколесная военная колесница, запряженная лошадьми, использование которой на поле битвы привело к изменению тактики ведения военных действий.

 «Еврейский вопрос» и гиксосы

Как уже говорилось выше, существует ряд теорий, сводящий воедино гиксосское правление и библейских евреев в Египте. Но делают они это по-разному. Эти теории можно разделить на несколько групп.

Первая: евреи – и есть пришлые гиксосы, Иосиф Прекрасный достиг больших высот при египетском дворе, так как был в родстве с династией. Вторая – с точностью до наоборот по отношению к первой: евреи в Египте подвергались гонениям и попали в рабство к гиксосским правителям, которые никак не отождествляли себя с сынами Израилевыми: впоследствии был Исход с десятью «казнями египетскими», который описан в Папирусе Ипувера как некая природная катастрофа. Третья: евреи пришли во времена гиксосов, но время рабства и Исхода относится к династии исконно египетских фараонов (возможно, XVIII династии).

Еще ряд гипотез относит время Исхода к правлениям самых разных фараонов от царицы Хатшепсут до Рамсеса П. Существует также мнение уже упоминавшегося нами американского ученого И. Великовского, что гиксосы пришли в Египет вообще после Исхода оттуда евреев и были кочевниками-амалекитянами. Впрочем, гипотезы Великовского неординарны и заслуживают отдельного разговора.

Гиксосы = библейские евреи,
или
Версия «евреи-цари»

Финал пребывания евреев в Египте, известный как Исход, несомненно, был масштабным событием, и поскольку до нас не дошли исторические документы, посвященные Исходу и описывающие его так, как Библия, то, может быть, Исход «замаскировался» под какое-то другое событие?

Ввиду того, что Исход должен был произойти в один из переломных моментов египетской истории, а ближайшим переломным периодом, по мнению некоторых ученых, является изгнание правителей-гиксосов из Египта, то предполагается, что 1580 год до н. э. – это и есть одна из вероятных дат Исхода.

Вспомним еще раз, что Иосиф Флавий, ссылаясь на Манефона, отождествил гиксосов с древними евреями. Но так ли это? Действительно ли гиксосы – это библейские иудеи?

Род Иакова был предположительно подхвачен общей волной миграции либо же прибыл в Египет уже после того, как страной завладели гиксосы. Иакова и его потомство там встретили невраждебно. Но потому ли, что они состояли в близком родстве с оккупантами, а те, вероятно, были заинтересованы в том, чтобы привлечь в покоренную страну как можно больше соплеменников?

На первый взгляд, в пользу этого свидетельствует то, что Иосиф Флавий говорит о гиксосах как о своих предках, а в египетских текстах XVI века до н. э. упоминаются ханаанские кочевые племена, осевшие в Египте.

Таким образом, разъясняется вопрос о возведении Иосифа на пост наместника фараона. Действительно, трудно себе представить, чтобы в обычных условиях родовитые египтяне согласились доверить высокую должность одному из презираемых ими чужаков. Легко понять, что гиксосские фараоны, с подозрением относившиеся к местному населению, питали больше доверия к близким им по происхождению и языку семитам, пришедшим из Ханаана.

Однако следует заметить, что и фараоны-египтяне иногда проводили подобную политику в отношении отдельных лиц.

Фараону Эхнатону, создателю монотеизма и почитателю бога солнца Атона, приходилось бороться с оппозицией жрецов, аристократии и даже широких кругов общества, сохранявших верность традиционному богу Амону. Нет ничего удивительного, что в такой ситуации он подбирал себе приближенных из угнетенных слоев, которым мог больше доверять.

В гробнице одного из его высоких сановников найдена следующая надпись: «Я был человеком низкого происхождения по отцу и матери, но царь поставил меня на ноги. Он позволил мне выдвинуться… Я был человеком без собственности, а он в щедрости своей дал мне повседневную пищу, мне, который некогда, как нищий, должен был просить кусок хлеба».

В анализе библейского текста, который дает французский египтолог Пьер Монтэ в книге «Египет и Библия», есть следующие наблюдения: Иаков поселился в так называемой земле Гошен, лежавшей к востоку от дельты Нила. Иосиф, будучи наместником фараона, жил, разумеется, рядом со своим владыкой в столице. При известии о прибытии семьи Иосиф незамедлительно сел в колесницу и поспешил навстречу отцу. Потом он вернулся к фараону, чтобы рассказать ему о своей поездке. Из Библии совершенно неопровержимо следует, что события эти произошли на протяжении очень короткого времени, если даже не в один и тот же день.

В книге Бытие (45:10) Иосиф обещает отцу, что поселит его в земле Гошен и, стало быть, поблизости от себя. Отсюда сам собой напрашивается вывод, что столица, в которой жил Иосиф, должна была находиться на небольшом расстоянии от земли Гошен, то есть в самой Дельте. Ею ни в коей мере не могли быть такие города, как Мемфис, Фивы или Фаюм – они лежали слишком далеко от Гошена, и путешествие Иосифа в колеснице заняло бы несколько дней. К тому же, как утверждает знаменитый французский египтолог Гастон Масперо, в Египте ввиду отсутствия подходящих дорог никогда не пользовались колесницами для дальних путешествий. Такие путешествия, как правило, совершались на барках по главной коммуникационной артерии, которой являлся Нил.

Аварис, столица гиксосов, лежал в дельте Нила; руины этого города вместе со множеством гиксосских печатей раскопаны по соседству с современной деревней Сан-эль-Хагар. И если Иосиф правил как наместник фараона в Аварисе, то отпадают всякие сомнения: историю его жизни надо вместить в эпоху властвования гиксосов. Более поздняя дата полностью исключается, так как после изгнания завоевателей фараоны XVIII династии перенесли столицу в Фивы.

Но дает ли это право говорить если не об идентичности, то хотя бы о близком родстве рода Иакова и гиксосских правителей? Если сыны Израилевы прибыли в Египет во времена правления там семитов, то следует ли удивляться тому, что они себя чувствовали там как дома и заняли важные должности при дворе? Но это не очень согласуется с более пристальным взглядом на библейские описания событий.

 Библейские евреи – не гиксосы,
или
Версия «евреи-рабы»

Как известно, гиксосы были скотоводами. Известно также, что египтяне считали скотоводство постыдным, недозволенным занятием. Когда отец и братья Иосифа прибыли в Египет, Иосиф наставлял их: «Если призовет вас фараон и спросит: „Каково занятие ваше?“, то вы ответите: „Мы, рабы твои, скотоводами были от юности нашей и доныне, и мы, и отцы наши“. [Это для того] чтобы вы могли поселиться в земле Гошен, ибо мерзок для египтян всякий пасущий овец» (Бытие, 46:33–34).

Если бы прибытие евреев в Египет произошло во времена гиксосов, которые сами были скотоводами, то вряд ли братьям Иосифа имело смысл просить разрешения поселиться в земле Гошен, подальше от фараона и египтян.

Возьмем другой эпизод из рассказа о встрече Иосифа со своими братьями во дворце: «И подали ему [Иосифу] особо, и им [братьям] особо, и египтянам, обедавшим с ним, особо. Ибо не могут египтяне есть с евреями, потому что мерзость это для египтян» (Бытие, 43:32).

Из сохранившихся египетских памятников и преданий известно, что завоеватели-гиксосы жестоко относились к египтянам и, естественно, пренебрегали их чувствами. Если бы у власти в Египте в это время находились семиты-скотоводы-гиксосы, то весь этот эпизод в библейском рассказе об отдельных столах для евреев и египтян был бы совершенно бессмысленным. То есть: или евреи прибыли в Египет, но там правили не гиксосские фараоны, или если у власти стояли все-таки гиксосы, то правящая династия не была в таком уж близком родстве с пришельцами семитами.

Вот еще рассказ об одном эпизоде, противоречащем мнению о тождестве евреев и гиксосов. Когда Иаков умер, Иосиф приказал своим слугам-врачам бальзамировать отца. На это ушло сорок дней, «ибо столько времени требуется на бальзамирование» (Бытие, 50:2–3).

Бальзамированию подвергся и сам Иосиф: «И набальзамировали его, и положили в ковчег в Египте» (Бытие, 50:26). А ведь у гиксосов, согласно новейшим данным археологии, практиковались захоронения, совершенно отличные от египтян. С другой стороны, многие детали описания жизни в Египте и дворцового этикета в библейском рассказе об Иосифе в точности соответствуют тому, что мы находим на древнеегипетских рисунках.

При назначении визиря фараон, как это и было с Иосифом, одевал его «в виссонные одежды, надевал золотую цепь на шею…»

Иосиф Флавий в своей полемической книге «Против Апиона: о древности еврейского народа» приводит отрывок из Манефона, где называет гиксосов «пастухи-цари» или «пастухи-пленники». Флавий предпочел последнюю версию, ибо библейский Иосиф был, как известно, пленником, а братья и отец Иосифа занимались скотоводством. Исходя из того, что гиксосы были пастухами, а также из того, что они, покинув Египет, поселились в Иудее и построили, согласно Манефону, город Иерусалим, Флавий предположил, что гиксосы были евреями. Этим свидетельством Манефона он воспользовался в качестве ответа на измышления египтянина Апиона и в качестве одного из доказательств древности своего народа.

Однако при более подробном рассмотрении напрашивается вывод, что, помимо нескольких совпадений, между гиксосами и библейскими евреями практически ничего общего не было.

Иосиф и его братья, в отличие от гиксосов, не захватили насильно Египет, а поселились там по приглашению фараона. Гиксосы покинули Египет в результате длительной войны с подвластными им египетскими фараонами-вассалами. Израиль же вырвался из египетского рабства вопреки ожесточенному сопротивлению фараона.

Исход Израиля – не победа египетского фараона, а его поражение. Фараон погнался за ушедшими в пустыню израильтянами не для того, чтобы окончательно изгнать их из страны, а для того, чтобы вернуть их в Египет.

По свидетельству дошедших до нас египетских источников, период правления гиксосов остался в памяти египтян как период разрушения городов, древних храмов, как период жестоких репрессий и унижения египтян. Разве можно это сопоставить с правлением Иосифа, которого фараон назначил министром и который фактически спас Египет от голода?

Согласно Манефону, гиксосы правили Египтом 511 лет, но, согласно еврейской традиции, Израиль был в Египте в общей сложности 210 лет, из которых значительную часть времени евреи были не «царями», а рабами. В свете стольких противоречий возникает вопрос: как мог Иосиф Флавий, который пользуется репутацией одного из самых надежных историков древности, отождествить библейских евреев с гиксосами?

Ответ, по-видимому, следует искать в самом названии книги – «Против Апиона: о древности еврейского народа». В отличие от некоторых других сочинений Иосифа Флавия, «Иудейских древностей» и «Иудейской войны», в которых излагается история евреев с древнейших времен, книга «Против Апиона» – сочинение полемическое, написанное в качестве ответа юдофобу Апиону, который был одним из идеологов антиеврейских беспорядков в Александрии.

Апион утверждал, что евреи – это недавно появившийся народ, не имеющий ни древней истории, ни культуры. Этот вопрос в те времена имел особо важное значение, поскольку культурный уровень народа измерялся древностью его истории.

Для себя Иосиф Флавий, разумеется, не нуждался в подтверждении древности еврейского народа. Иосиф бен Матитьягу га-коген был из рода священников (когенов) – прямых потомков библейского Аарона, брата Моисея. Флавий свидетельствует, что у евреев, в частности в его семье, с древности существовали книги, в которые записывались семейные родословные.

Цель его полемического сочинения заключалась в том, чтобы дать ответ оппоненту, основанный на тех стандартах, которые оппонент принимает в качестве бесспорных. Поэтому он вынужден был обращаться к Манефону, финикийской летописи и другим, весьма противоречивым с точки зрения еврейской истории источникам.

Кстати, не только с еврейской. Манефон – далеко не истина в последней инстанции. Какие бы версии о гиксосах ни создавались, в основе их, так или иначе, присутствует схема, предложенная Манефоном. Хотя и египтологи единогласно признают ошибочность многих приведенных Манефоном данных: в частности, «Царские списки» Манефона далеко не всегда подтверждаются археологическими и другими памятниками. У древнеегипетского историографа, очевидно, смешаны в одно целое детали правления царей XVII, XVIII и, частично, XIX династий Египта.

Соглашение, регламентирующее условия сдачи египтянам осажденного ключевого города-крепости, было заключено не с гиксосами Авариса (при фараоне Яхмосе I), а через сто лет у Меггидо (при Тутмосе III) с сирийско-ханаанейской коалицией (потомками гиксосов). Можно предположить у далеко небеспристрастного Манефона и наличие погрешностей в изложении истории захвата Египта гиксосами.

Гиксосы – не варвары, но просвещенные правители, а на евреях просто
отыгрались египтяне?

Есть еще одна гипотеза, по-своему интерпретирующая отношения гиксосов и библейских евреев и, соответственно, вносящая коррективы в датировку.

События, о которых рассказывается в книге Исхода, относятся к периоду Среднего царства. Кочевники очень быстро адаптировались в той системе правления, которая существовала в Египте, и не стали ее ломать. Они развивали культуру Египта с не меньшей интенсивностью, чем его законные правители, свергнутые с престола.

Период правления гиксосов впоследствии описывали как время разрушений, опустошения и бедствий. Но это отнюдь не всегда соответствует новейшим археологическим исследованиям.

Гиксосские цари восстановили, отремонтировали и расширили древние храмы. Определенным доказательством того, что гиксосы не были разрушителями, является тот факт, что храмы, построенные во времена, предшествовавшие их завоеванию, сохранились до наших дней. И напротив, наследники исконных египетских династий, изгнавшие гиксосов, разрушили большое число архитектурных сооружений, стремясь во чтобы то ни стало стереть все свидетельства продолжительного периода их правления.

Этот факт явился причиной ошибки исследователей, возложивших вину за многочисленные разрушения в период, непосредственно последовавший за временем
правления кочевников, на самих гиксосов. В свою очередь, эта ошибка стала причиной многих неясностей и неточностей в хронологии данного периода.

Вскоре после смерти Иосифа гиксосы были изгнаны из Египта и вытеснены обратно, в степи и пустыни Азии, а на престол, основав XVIII династию (1587–1350 гг. до н. э.), взошел правитель, происходивший из коренного населения Египта. То есть изгнание гиксосов совпадает не с библейским Исходом, а со смертью лояльного к евреям фараона, возвысившего Иосифа. И все последующие бедствия, рабство и прочее «еврейское счастье» устроили уже не гиксосы, а египтяне.

Переход власти в руки этой новой, XVIII династии, ориентировавшейся на национальные традиции, означал для семьи Иакова начало периода притеснений, лишения прав, унижения и рабства. Такое изменение статуса и социального положения было связано с тем, что в глазах новых правителей сыновья Иакова были теми, кто служил врагам, захватившим власть, и в период их правления находился на вершине социальной лестницы – в общем, «гиксосскими прихвостнями».

Из богатых землевладельцев и скотоводов, расселившихся на плодородных землях северо-восточной части дельты Нила и обладавших правами свободы передвижения, выбора места жительства и торговли, евреи за время правления нескольких последовательно сменивших друг друга правителей XVIII династии постепенно превратились в людей, чье положение напоминало положение средневековых феодально-зависимых крестьян.

К слову о рабской зависимости и о том, кто и как взял в рабство евреев. Фараоны, как известно, были грандиозными строителями. Но особенно отличались своим стремлением к созданию грандиозных строений XVIII и XIX династий. Целый ряд великолепных архитектурных сооружений, относящихся к этому периоду, сохранился до наших дней. Но эта любовь к гигантомании, характерная для правителей этого периода, оборачивалась для населения непомерной тяжестью рабского труда и ничем не оправданным размером налогов.

Фараоны XVIII династии боялись евреев, обладавших в прошлом влиянием и властью, и одновременно ненавидели их. Все это создало предпосылки для окончательного лишения прав и порабощения многочисленного народа с целью лишить его влияния и использовать на строительных и ирригационных работах.

Историки затрудняются определить имя фараона-поработителя, который в Библии назван «новым царем». Существует несколько версий относительно того, кто им был. Что же по этому поводу гласят еврейские источники?

В Торе имени Паро нет. Но все подробности не могут быть отражены в таком предельно насыщенном и лаконичном тексте, каким является Тора. Большая часть подробностей содержится в многочисленных комментариях и мидрашах (аллегорических, притчевых толкованиях Торы), которые не только поясняют сам текст, но изобилуют многими деталями и подробностями, помогающими представить исторические реалии, на которые в Торе содержится лишь намек.

Однако имя фараона-поработителя отсутствует и в комментариях, и в мидрашах. То есть ни в каких известных нам еврейских источниках этого имени фараона нет.

А египетские тексты – могут ли они пролить свет на то, какой фараон взял в рабство евреев или правил в предполагаемое время Исхода? Что касается исторических памятников египетской письменности той эпохи, то в данном случае иероглифические записи, имеющиеся в нашем распоряжении, тоже мало чем могут помочь.

Возможно, что загадка будет решена тогда, когда будут произведены более широкие и более тщательные раскопки в северо-восточной части дельты Нила – территории страны Гошен. Здесь проживала большая часть еврейского населения Египта. До сих пор в этом районе не производилось серьезных археологических работ. По всей видимости, только раскопки в этих местах могут дать науке исторические памятники письменности, содержащие описание судеб сынов Израиля в период их порабощения, так как составители египетских хроник практически не обращали внимания на судьбу рабов.

Все сведения о евреях в Египте, которыми мы располагаем, содержатся в немногих случайных записях, высеченных на монументах. В таких записях евреи, возможно, упоминаются как хабиру.

Одним из примеров упоминания о хабиру в незначительных для того времени документах является отчет, направленный официальному лицу во время правления Рамсеса II. В нем содержатся следующие слова: «Я повиновался приказу, изложенному в послании моего господина, в котором сказано: „Дай зерна солдатам-египтянам, а также дай зерно хабиру, которые доставляют камни для строительства великого города Па-Рамессу“. Я давал им зерно в каждом месяце, как повелел мой господин».

В другом историческом памятнике, относящемся к этой же эпохе, содержится похожая запись: «Я повиновался приказу, изложенному в послании моего господина, в котором сказано: „Дай продукты питания солдатам, а также дай зерно хабиру, которые доставляют камни для[храма] Ра [божества солнца] в Рамсесе, любимом Амоном, в южную часть Мемфиса“.»

Как видим, слишком мало информации, слишком много допущений.

Большинство ученых идентифицируют фараона-поработителя, при котором угнетение евреев все более ужесточалось, с Рамсесом II, самым деспотичным, жестоким, властолюбивым и самолюбивым правителем этого периода. Время его правления определяют по-разному: 1300–1234 или 1347–1280 годы до н. э.

«Он был вспыльчив и хвастлив. Главное его желание состояло в том, чтобы покрыть всю страну гигантскими сооружениями, на которых тысячи раз было бы высечено его имя. В летописях он прославлял себя за великие завоевания, которых на самом деле не было и в помине», – так о Рамсесе II писал британский ученый А. Гриффит. Если считать, что Рамсес II был фараоном-поработителем, то Исход, по всей видимости, состоялся во время правления его сына Мернепта, которому было свойственно приписывать себе чужие достижения.

Профессор Гриффит пишет о Мернепте следующее: «Он был одним из самых бессовестных узурпаторов, приписывал себе создание монументов, воздвигнутых его предшественниками, включая и гигантские постройки его собственного отца, который, кстати, и подал ему пример. Все это было продиктовано каким-то непомерным желанием увековечить память о себе».

Любопытны причины, по которым египетские хроники молчат о персонажах Библии. Их, конечно, могло просто не быть в Египте, но не исключено, что какая-то группа семитского происхождения – возможно, это и был род Иакова – действительно поселилась в дельте Нила, на плодородной земле Гошен. Но если так оно и было, то почему нет ни одного упоминания об Иосифе в египетских хрониках? Обычно они очень обстоятельны и полны подробностей, а семит на должности наместника – событие слишком серьезное, чтобы о нем можно было умолчать. Такого рода пробел в египетской историографии кажется «подозрительным» и поэтому вызывает сомнения в реальности фигуры Иосифа.

Нельзя, однако, забывать об очень важной вещи. Гиксосы вызывали к себе такую ненависть, что египтяне уничтожали все, что напоминало о периоде их власти. Даже летописцы обходят молчанием период гиксосской оккупации, на время которой приходится и высокое положение Иосифа и евреев.

Исторические хроники внезапно обрываются на 1730 годе до н. э. и возобновляются только после 1580 года до н. э. Одной из жертв этого вымарывания ста пятидесяти лет истории, возможно, и стал Иосиф, не гиксос, но исполнитель гиксосской политики, ответственный за глубокие экономические преобразования, непопулярные у египтян.

Его действия позднее тягостно отразились на израильтянах, которые после смерти Иосифа долго еще оставались на земле Гошен. В Библии египетско-израильская история обрывается неожиданно на смерти Иосифа, потом нам рассказывают о событиях, связанных с личностью Моисея и Исходом. Этот разрыв охватывает приблизительно 400 лет. Почему же библейский текст допускает такой скачок в изложении истории израильтян?

Возможно, это сделано сознательно, чтобы не касаться бесславного для евреев периода. После изгнания гиксосов фараоны XVIII династии перенесли столицу из Авариса в родные Фивы. Израильтяне остались в земле Гошен, где вели обособленную пастушескую жизнь.

Никто не обращал внимания на простых скотоводов, живших вдали от главного политического центра, на далеких окраинах государства. Для египтян это было очень бурное время, и никому не приходило в голову угнетать израильтян, египтянам было просто не до них, в особенности потому, что последние все больше ассимилировались, поддавались влиянию египетской культуры и, как указывают достоверные данные, даже признавали культ египетских богов.

Ведь Иисус Навин в таких выражениях корит израильтян: «Отвергните богов, которым служили отцы ваши за рекою и в Египте…» От окончательной ассимиляции их, видимо, уберегла привязанность к языку, обычаям и традициям отцов. В сущности, для израильтян длительное пребывание в Гошене – это эпоха духовного вырождения и бессмысленного прозябания. Из этой пассивности их вывели бурные перемены в политической жизни Египта: приход к власти фараонов XIX династии, рабство, освобождение и Исход.

Как получить лицензию на обслуживание медицинской ...
Гиксосы – амалекитяне?

Related Posts