Back to Top
Font size: +

История Древнего Египта

История Египта делится на пять периодов, известных как тасийский, бадарийский, амратский, герзейский и семайнский, получивших название от тех поселений, рядом с которыми были впервые обнаружены следы фараонов.


Флиндерс Питри установил последовательность исторических периодов по найденной при раскопках глиняной посуде, относившейся к амратскому и герзейскому периодам.


Флиндерс Питри создал систему «последовательность – датировка», которая стала одним из общепризнанных методов, используемых в археологии. Использовав произвольный ряд чисел с 30 до 80, он разместил различные формы глиняной посуды в правильной последовательности, то есть более ранним сосудам соответствовали меньшие номера. Например, сосуд, имевший номер 35, располагался раньше сосуда с номером 38, а сосуд с номером 52 располагался после сосуда с номером 47. В столь ранний период произвести датирование по годам просто невозможно, можно только установить последовательность.

Точно так же он поступил и с другими артефактами, найденными при раскопках. Тогда стало ясно, что примерно с отметки 40 стали появляться новые типы ваз, керамической и каменной посуды, постепенно вытесняя прежние образцы, а с отметки 42 старые типы исчезли. Полная замена посуды предполагает вооруженное вторжение и практическое истребление или порабощение местного населения.


До сих пор нельзя с уверенностью определить положение тасийской культуры. Возможно, она предшествовала бадарийской культуре, а может, эти культуры относятся к одному периоду. Пока не найдено новых свидетельств, позволяющих с определенностью говорить о месте, занимаемом бадарийской культурой. Керамические изделия тасийского периода показывают, что в то время люди уже весьма преуспели в искусстве создания изделий из керамики, хотя эти изделия не отличались такой красотой и изяществом, как керамика бадарийской культуры. В местах раскопок, относившихся к тасийскому периоду, не было найдено никаких изделий из металла. Казалось бы, на основании этого факта можно сделать вывод, что тасийская культура относится к неолиту. Но поскольку отсутствие положительных доказательств не является доказательством, тасийский период – при существующем уровне знаний – предшествует бадарийскому периоду и считается самой ранней из известных культур Египта.


Когда была обнаружена бадарийская культура, то пришли к выводу, что она предшествовала амратской культуре. Между этими культурами не было разрыва: бадарийская культура плавно перешла в амратскую. Плавную смену культур можно отнести частично за счет растущего опыта, частично за счет внешних контактов и, возможно, мирного появления народа, находившегося на более высокой стадии развития. Довольно приземистых бадарийцев сменили высокие, стройные амратцы; изменилась форма керамических сосудов, возможно, в связи с изменением способов приготовления и хранения пищи; укрепились внешние связи; ввозимых товаров стало не только больше, но и существенно увеличился их ассортимент.


Из всех ввозимых материалов металл имел исключительное значение. Бадарийцы уже были знакомы с медью, из которой делали крошечные тигли, – это свидетельствует о том, что они понимали, как плавить металл, но амратцы умели делать инструменты из меди. Это был большой шаг вперед, который показывает, что амратцы достигли высшего уровня развития, чем их предшественники, жившие в долине Нила.


Не меньший интерес вызывала ввозимая в оба эти периода керамика. Сделанные из глины, неизвестной в Египте, керамические изделия имели форму и украшение тоже неегипетского происхождения. В торговле изделия из керамики используются всегда в последнюю очередь, поскольку они объемные, тяжелые и хрупкие и, следовательно, их трудно транспортировать. Отсюда следует предположение, что транспортировка осуществлялась водным путем, а значит, объем морских перевозок был таким, что удавалось избежать опасности разбить сосуды и лишиться их содержимого. Отсюда следует, что в этот ранний период были другие цивилизации, столь же развитые, как бадарийская и амратская, с которыми население долины Нила находилось в контакте.


Большой объем работы, проделанный относительно бадарийцев, дал возможность получить ясное представление об их культуре. Бадарийская культура относится к медно-каменному веку (эпоха неолита), когда был уже известен металл, но инструменты еще делались из камня. Бадарийцы были крестьянами; они выращивали пшеницу и ячмень, держали домашний скот. В их рационе был хлеб и каша, рыба, которую они ловили с помощью сетей и ловушек (во время раскопок не было обнаружено рыболовных крючков). По возможности лакомились мясом. Бадарийцы носили льняную одежду, а в холодную погоду сверху надевали одежды, сшитые из шкур. Жилищами для них служили шалаши или, в лучшем случае, хижины из прутьев, обмазанных глиной, с соломенными крышами; этих убежищ было вполне достаточно, чтобы защитить людей от солнца и ветра. Бадарийцы не обладали высокоразвитым художественным вкусом, но, судя по резным фигуркам из слоновой кости и отшлифованного камня, владели великолепной техникой исполнения. Их погребальные обычаи указывают на то, что они верили в жизнь после смерти: в могилы клали личные вещи умерших, украшения. Усопших клали в могилу лицом на восток; бадарийцы верили, что из Другого мира они могут наблюдать за происходящим и принимать в нем участие или, по крайней мере, знать о событиях, происходящих на земле. Одним словом, цивилизация бадарийцев мало, если вообще отличалась от цивилизации многих племен, найденных в настоящее время в Африке и на островах Тихого океана.


Амратская культура, хотя и вытекала из бадарийской, отличалась огромным прогрессом по сравнению с предшествующей культурой. И дело не только в том, что стал больше использоваться металл, но и в возросшем художественном вкусе. Кроме того, существенно вырос уровень жизни.


Глиняная посуда амратского периода явилась прямым продолжением посуды бадарийцев. Она не была столь хороша, как бадарийская, но ее формы уже не были такими «приземистыми», неуклюжими, какие были свойственны керамике бадарийского периода. Великолепные пропорции, изящные изгибы и тщательная обработка говорят о том, насколько в отличие от предшественников развился художественный вкус амратцев. Изделия из керамики продавались как предметы роскоши; гончары придавали своим изделиям самые причудливые формы. Они изготавливали парные сосуды, квадратные сосуды, сосуды в виде птиц и рыб, сосуды с длинными горлышками и тому подобное. Художественное оформление глиняной посуды в амратский период отличалось от оформления бадарийцев. Амратцы, в отличие от бадарийцев, предпочитали гладкую поверхность, на которую наносили рисунок: как правило, геометрические фигуры – чаще всего это были заштрихованные треугольники, а также фигурки животных.


В доисторический период повсеместно использовалась сланцевые палетки, на которых растирали в порошок малахит; затем порошок смешивали с водой и использовали в качестве профилактики от глазных заболеваний и как защитное средство от ярких солнечных лучей.


Если в бадарийский период палетки не представляли никакой художественной ценности, то амратцы с их высокоразвитым художественным вкусом делали палетки в форме птиц, рыб и животных. Во время раскопок в захоронениях были найдены не только палетки со следами малахита, но и маленькие мешочки с кусочками малахита и галькой, с помощью которой растирали малахит.


В амратский период широко распространение получили изделия из кости, причем не только из клыков гиппопотама, но и из бивней слонов. Слоновая кость, вероятнее всего, привозилась с юга. Статуэтки из слоновой кости свидетельствуют о существовании двух народов: одни фигурки высокие, стройные, обычно обнаженные, другие – невысокие с остроконечной бородой, закутанные в кусок ткани. Вероятно, фигурки, закутанные в ткань, имели некое магическое значение, поскольку они были найдены в захоронениях на кусочках кожи, приложенных к предплечьям. В амратский период из слоновой кости делали предметы личного обихода, такие как гребни и шпильки, которые украшали изображениями птиц и животных. Совершенно ясно, что гребни с длинными зубьями служили не для расчесывания, а для закрепления в прическу длинных волос.


Амратцам не было равных в обработке кремня. Бадарийцы тоже обрабатывали кремень, но они добывали его из грубой руды, поднятой на поверхность, а амратцы использовали местный плиточный кремень из утесов, окружавших долину Нила. В обработке этого прекрасного материала они достигли непревзойденного мастерства. Кремневые ножи делали с закругленным хвостовиком и выгнутым плоским лезвием, обтесанным с двух сторон, так что получалось два лезвия. На одной стороне лезвие было с легкой «рябью» – параллельные канавки располагались на одинаковом расстоянии друг от друга. Такой нож, по всей видимости, был предназначен только для специфических целей, таких как жертвоприношение и обряд обрезания.


Любопытная история связана с наконечником копья в виде рыбьего хвоста, тоже служившего ритуальным орудием. Он делался из кремния, но, когда металл вытеснил кремний, его форма постепенно изменилась и он превратился в инструмент такой магической силы, что стал использоваться в сложном ритуале Нового царства – церемонии «открытия рта». Этот инструмент получил название пешен-кеф.


Любопытно, что, в то время когда амратские гончары создавали сосуды, вызывавшие восхищение и радующие глаз своими формами, ремесленники изготавливали сланцевые палетки, даруя долголетие пластинам сланца, а в искусстве обработки кремня жителям долины Нила по-прежнему не было равных, каменные вазы амратских ремесленников не выдерживали никакой критики. Топорно сделанные толстостенные вазы не отличались изяществом форм. Ремесленники использовали местный камень: базальт, известняк и алебастр. Поначалу вазы из базальта и известняка делались на довольно толстой ножке, чтобы придать равновесие высокой, узкой и весьма неустойчивой вазе. Со временем ножка становилась все меньше, пока не превратилась в изящное основание, способное удерживать вазу в равновесии.


Можно сказать, что в целом амратский период послужил притоком новой, зрелой культуры, вступившей в долину Нила, культуры не обязательно враждебной по отношению к предшествующей. В середине периода амратцы достигли высот в художественном и техническом отношениях, но к концу периода появились явные признаки упадка.


Жилища амратцев не сохранились, но, судя по найденным саманным кирпичам, они жили не только в тростниковых лачугах, но и в домах, построенных из кирпича. Успешно развивалась торговля. Амратцы разработали систему товарных знаков, которая продолжилась в герзейский период. Возможно, они были предшественниками иероглифической системы письма.


По всей видимости, это был миролюбивый народ, поскольку в этот период оружия было немного, и оно не отличалось особой эффективностью. Во время раскопок были обнаружены только стрелы; луков не было. Самым серьезным оружием была булава с каменным навершием в форме диска, эффективность которой определялась не весом, а остротой лезвия. Гарпуны, судя по их размерам, могли использоваться только для ловли рыбы.


Амратцы были высокими, стройными, длинноволосыми и чисто выбритыми. Женщины носили полотняные или сплетенные из травы юбки, брили волосы и носили парики. И мужчины и женщины подводили глаза малахитом. Украшениями служили ожерелья и браслеты из раковин, слоновой кости и панцирей черепах. К ожерельям прикреплялись подвески в виде животных, птиц и рыб.

Найденные в захоронениях предметы и украшения свидетельствуют о вере амратцев в загробную жизнь; но одновременно с этим у них существовал обрядовый каннибализм. Нельзя с уверенностью сказать, какому они поклонялись божеству, но в захоронениях были найдены фигурки быков, гиппопотамов и крокодилов, которые считались священными.


Я уже указывал на то, что с отметки 40 стали появляться новые типы ваз, керамической и каменной посуды, что свидетельствовало о наступлении нового этапа цивилизации. Я высказал предположение, что это произошло вследствие вооруженного вторжения и практического истребления или порабощения местного населения. Предположение переросло в уверенность, когда были отмечены изменения, которые произошли с оружием. Основная цель любой войны заключается в том, чтобы атаковать противника, не давая ему нанести контрудар. В рукопашной схватке человек, вооруженный более тяжелым оружием, мог убить или, по крайней мере, оглушить противника одним ударом и выйти победителем из схватки. Это, безусловно, имеет отношение к герзейской культуре. Амратская булава была весьма эффективна в том случае, если удар приходился точно в цель и удавалось проломить череп противника или перерезать артерию. Оружие герзейцев существенно отличалось от примитивного оружия амратского периода. Вместо булавы с навершием в виде острого диска появляется булава с навершием грушевидной формы, одного удара которой могло хватить на то, чтобы убить врага, оглушить, сломать руку, сделав его беспомощным. Навершие герзейской булавы было в действительности страшным оружием. После сравнения булав амратского и герзейского периодов был сделан вывод, что амратец, даже самый храбрый, никогда бы не смог оказать реального сопротивления герзейцу. Герзейская булава с навершием из белого известняка на рукояти с кожаной петлей, в которую продевалась кисть. Ее изображение служило идеограммой для белого цвета, а затем стало служить обозначением для слов «светлый» и «яркий».


Помимо внедрения новых форм герзейцы, похоже, революционизировали изготовление керамической посуды, особенно в части обжига. В Египте всегда были проблемы с топливом, что объясняет плохой обжиг керамики бадарийского и амратского периодов. По всей видимости, герзейцы создали улучшенный тип печей, в которых за счет отверстия в основании создавалась и сохранялась высокая температура дольше, чем в амратских печах. Рисунок такой печи для обжига также стал иероглифом. Глиняная посуда герзейского периода была, пожалуй, самой красивой из керамических изделий, производимых в Египте в до-династический период, по всем параметрам: используемому материалу, форме, обработке и цвету. Мелкозернистую глину тщательно отмучивали, обжигали, благодаря чему в ней не было даже следов темных вкраплений и она приобретала желтый или розовый цвет. Перед обжигом изделие расписывали окисью марганца с помощью своеобразной кисточки – тростниковой палочки, расщепленной на конце; такими палочками писали писцы во времена фараонов. Разглядывая узоры, украшавшие керамику, можно увидеть, как мастер начинал выводить рисунок полной кистью и вел линию до тех пор, пока не был вынужден обмакнуть ее в краску. Лучше всего это видно в узорах в виде спиралей.


Узоров огромное множество. Помимо спиралей, были попытки изобразить различные сюжеты с лодками, холмами, растениями, животными, птицами и человеческими существами. На рисунках всегда изображались многовесельные лодки. На носу лодки якорь; в центре две надстройки; на корме высокая мачта, на которой эмблема порта, к которому приписана лодка. На то, что эти лодки имели отношения к иностранным портам, ясно указывают эмблемы на мачтах, а также форма холмов, мимо которых проплывают лодки. Холмы неизменно остроконечные, конической формы, тогда как в Египте холмы были с плоской вершиной, отдельно стоявшими, оставшимися от известнякового плато, через которое проложил свой путь Нил. Остроконечные холмы стали иероглифическим детерминативом (определителем) для зарубежных стран, а изображение под холмами символизировало голубое и зеленое водное пространство. Самым близким к Египту местом, которое можно было достигнуть водным путем, где находились изображенные холмы, возвышавшиеся над морем, был остров Крит. Этот остров имел настолько тесные отношения с Древним Египтом, что сэр Артур Эванс даже высказал предположение, что критяне были выходцами из Египта.

 Группа островерхих холмов в количестве трех, четырех и даже пяти штук была обычной эмблемой на мачтах герзей-ских судов. Поскольку мачта с двумя вымпелами стала иероглифическим обозначением бога, можно с легкостью предположить, что эмблема, увенчивающая мачту, была предметом поклонения в том месте, откуда прибыла лодка, то есть лодки, на мачтах которых находились эмблемы с изображением холма, прибыли из мест, где поклонялись богу-холму. В Египте нет своего бога-холма, но иногда упоминается бог-холм, изображением которого служит ряд холмов с численным обозначением бога. Транслитерация приведенных на рис. иероглифов дает возможность прочесть имя Ях или Яхве.


Расцвет декоративной живописи герзейцев приходится на период между 40-й и 50-й отметками, затем вместо рисунков появляются бессмысленные закорючки и каракули, и, наконец, к 60-й отметке от декоративной живописи не остается и следа.

Герзейцы намного превзошли амратцев в изготовлении каменных ваз и керамических изделий. Восхищает не только форма созданных ими изделий, но и материал, из которого они сделаны. Герзейцы, помимо известняка, базальта и алебастра, использовали порфир, брекчию, мрамор, диорит, гранит, сиенит и серпентин. Разнообразие форм и материал свидетельствует о высокой степени технического и художественного мастерства. Поражают размеры некоторых сосудов. Ваза из диорита, найденная вблизи Иераконполиса, в самой широкой части имеет в диаметре 61,5 сантиметра, причем стенки ее настолько тонкие, что камень стал полупрозрачным.


В обработке металлов герзейцы тоже превзошли амратцев. В герзейский период инструментов стало значительно больше, они отличались разнообразием и были эффективнее амратских. Среди наиболее интересных – медные иглы, а значит, можно предположить, что герзейцы шили одежду, а не просто заворачивались в куски ткани или кожи. Герзейцы использовали не только медь. Впервые в этот период появляется золото. Они не занимались литьем, а ковали листы из золота, которые потом разрезали на полосы необходимой ширины и в качестве украшения покрывали этими тонкими золотыми полосами предметы. Месторождения золота находились в долине Нила между Первым порогом и морем. Серебро встречалось реже, чем золото. Самым редким из металлов было железо, но в захоронении, относившемся к герзейскому периоду, было найдено несколько бусинок метеорного железа; они, очевидно, представляли большую ценность, поскольку были нанизаны на ту же нитку, что золотые бусинки.


В герзейский период египтяне еще не производили стекло, но в захоронении этого периода была найдена маленькая подвеска темно-синего стекла – имитация ляпис-лазури. Хотя в бадарийский период стекло не изготавливалось, но уже тогда ремесленники покрывали мыльный камень синей глазурью, подделывая его под бирюзу. Герзейцы занимались тем же самым, покрывая глазурью кварц и делая бусы из цветного, полупрозрачного циркона. Они даже были способны изготавливать крупные предметы из покрытого глазурью кварца; удачным примером может служить лодка из кварца, имевшая длину более двух футов. Лодка была сборной; отдельные секции скреплялись между собой медной и золотой проволокой.

Именно в этот период начинают вырисовываться картины повседневной жизни додинастических людей. Миниатюрные предметы для игры в кегли свидетельствуют о том, что комнатные игры составляли часть повседневной жизни этих людей. Игры с шарами, судя по найденным небольшим каменным шарам, были весьма популярны. Кроме того, была игра на доске, напоминающей шахматную доску, где ходы делали, выбрасывая небольшие предметы – кусочки дерева или камешки, на смену которой пришла современная игра в кости. Хотя были найдены кости только из дорогих материалов, совершенно ясно, что игрой увлекались все слои общества, независимо от занимаемого положения.


Герзейцы, как и их предшественники, верили в загробную жизнь; в захоронения они складывали продукты, личные вещи и даже предметы роскоши, необходимые умершему в другой жизни. Судя по количеству и разнообразию амулетов, они, похоже, больше амратцев испытывали страх перед злыми силами. Сохранившиеся амулеты и предметы для совершения обрядов позволяют сделать выводы о верованиях и ритуалах герзейского периода. Искусно вырезанные из камня амулеты в форме головы гиппопотама и быка свидетельствуют о том, что эти животные были священными и, возможно, их рассматривали как воплощение божества. В захоронениях были найдены небольшие ложки из слоновой кости и серебра; эти ложки, судя по ценному материалу, из которого они сделаны, предназначались для разбрызгивания некой святой жидкости во время исполнения священных ритуалов, а не для использования в повседневной жизни. Скорее всего, сосуды с двумя горлышками тоже использовались в религиозных обрядах, когда возлияние совершалось одновременно двум божествам.

Герзейская культура имеет чрезвычайно важное значение для исследования Древнего Египта, поскольку является прямым предшественником этой великой цивилизации.


Семайнский период, хотя и до некоторой степени является продолжением герзейского, имеет особенности, которые отличают его от предшествующего периода. Изменился стиль украшения керамических сосудов. Вместо точных изображений предметов ремесленники предпочитали рисовать некое подобие завитков и линий. Изменился и тип сосудов. В герзейский период было незначительное количество больших сосудов, а в семайнский их становится много, что свидетельствует о том, что в больших сосудах хранились продукты, а значит, уровень жизни постоянно повышался. Другим признаком растущего уровня жизни в семайнский период служит наличие мебели. Совершенно ясно, что для богатых людей были предназначены низкие скамьи из камня с подножками, как и кровати с деревянными каркасами на ножках, с матрацами, сплетенными из мягких льняных веревок. Женщины хранили свои украшения, сделанные из слоновой кости или дерева, инкрустированного слоновой костью, в маленьких коробочках.


Погребальный обычай практически не отличался от герзейского – тело укладывали в эмбриональном положении на левом боку. Но правило относительно положения тела не было таким строгим.


Ремесленники семайнского периода делали статуэтки из меди, слоновой кости и глины. Их работы являются непосредственным продолжением прекрасных работ, которые отличают ремесленников первой династии.

Рации для рыбаков и рыбалки
Повышение квалификации работников образования

Related Posts