Back to Top
Font size: +

Фараон Рамзес II | Битва при Кадеше | Нефертари

Фараон Рамзес II

 

Фараон Рамзес II царствовал в Египте шестьдесят шесть лет: с 1290 по 1224 г. до н. э. Рамзеса II называли «молодое солнце Египта», «гора золота», «совершенный образ Ра», «солнце всех стран». Он скончался в возрасте около девяноста лет.

Застывший в смертной маске лик знаменитого фараона излучает волю: орлиный нос, мощная челюсть, мясистые губы. Руки красивы, ногти выхолены. Это человек действия и высокой культуры. Это — великий Рамзес II.

Уже в юные годы он обладал несгибаемой волей. В нем чувствовалась властность, заложенная самой природой. Властелин мира, Рамзеc II заставлял людей жить и умирать по своей воле. Имена Рамзеса II обладали магической силой. Он не упускал ни единого случая, чтобы напомнить народу своей страны, кто его настоящий благодетель.

Источники говорят о том, что Рамзеc II — духовный пастырь Египта, живая душа государства. Тексты и памятники запечатлели все благоверные деяния фараона Рамзеса II, убедительно доказывая, что эти деяния были необходимы народу. Царская теология сделала Рамзеса II земным богом.

Его отец фараон Сети I, понимая характер сына, старался приобщить юного Рамзеса к правлению. «Венчайте царя, чтобы я узрел его совершенство при жизни», — приказал Сети I.

В десять лет Рамзеc уже обладал большой физической силой, командовал воинским подразделением. Он участвовал в одном из походов против Ливии. Закалка в условиях боевых действий сказалась. Превосходный возничий колесницы, Рамзеc получил чин капитана.

Рамзесу было чуть больше двадцати лет, когда он похоронил своего отца. Теперь во дворце поселился новый фараон, считающий себя оплотом Египта, золотым соколом, простершим свои могучие крылья, чтобы дать людям благодетельную тень. Чужеземцы трепещут перед Рамзесом II, его имя узнали во всей Вселенной.

Рамзеc II «могуществен как огонь, он подобен шакалу, который в мгновение ока обегает землю, он свирепо рыкающий лев с выпущенными острыми когтями». Кстати, у Рамзеса II был ручной лев, которого фараон брал с собой на войну. В конце апреля пятого года своего царствования молодой фараон Рамзеc II выступил из города Джару во главе своих войск. На то время египтяне были вытеснены хеттами из Сирии.

Для войны с египтянами хеттский царь Муватталлу собрал 35 тысяч пеших воинов и 3500 боевых колесниц.

Оба войска двигались навстречу друг другу, еще не зная, что вскоре они сойдутся под стенами сирийского города Кадеша. Отряд Амона, в котором находился сам фараон, составлял авангард его войска. Остальные отряды — Ра, Пта и Сетха — следовали за ним.

Достигнув города Кадеша, утомленные египетские войска отдыхали, задав корм лошадям и приготовляя пищу, когда были пойманы два азиатских шпиона. Представ перед фараоном после того, как их безжалостно избили, шпионы признались, что Муватталлу и вся его армия спрятаны позади города.

Фараон быстро собрал военачальников отряда Амона, чтобы сообщить новость, только что выбитую из двух шпионов палками. «Смотрите, — сказал он им, — что сделали начальники разведчиков вассальных князей, управляющих этим краем.

Они твердили мне: «Хити (хетт Муватталлу — В. П.) находится в стране Халупу, куда он бежал от твоего величества, лишь только узнав о твоем появлении». Так говорили они постоянно, и вот я сейчас только узнал от двух шпионов из страны Хити, что подлый Хити наступает на нас в союзе со многими народами, бесчисленными как прибрежный песок, что он стоит позади проклятого Кодшу (Кадеша — Б. 17.), и никто из разведчиков подвластных нам князей этого края ничего не знает об этом!».

Рамзеc приказал своему визирю как можно быстрее привести отряд Пта. Рамзеc ничего не знал о катастрофе, разразившейся в этот момент над отрядом Ра, подходившим к лагерю с юга.

 

«И вот когда его величество сидел, беседуя со своими вельможами, упрекая их в нерадении, явился хеттский царь со своими многочисленными странами; они появились с южной стороны от Кадеша, и они прорвали отряд Ра в его центре, в то время как он двигался вперед, не зная и не будучи готов к битве» .

Атаковавшие силы хеттов состояли сплошь из колесниц. Маршировавшая пехота Рамзеса была приведена нападением врага в полное расстройство.
Южная часть дезорганизованного отряда была полностью уничтожена, остальные воины бежали к северу, по направлению к лагерю Рамзеса, в полном беспорядке, потеряв много пленных и усеивая позорный путь отступления своей военной амуницией.

Фараон узнал о разгроме, увидев паническое бегство остатков уничтоженного отряда, в числе которых были два его сына. Египетские царевичи перепрыгнули через баррикаду, настигаемые хеттскими колесницами, преследовавшими их по пятам.

Тяжело вооруженная гвардия фараона быстро сбросила с колесниц и убила нападавших. За первым натиском на нее обрушилась масса из 2500 азиатских колесниц. Отряд Амона, уставший после долгого перехода, без оружия, без офицеров, был настигнут этой лавиной. Остатки бежавшего отряда Ра метались по лагерю. Разгром был полный.

Рамзеc сурово обвинял своих воинов, которые бросили его одного среди врагов, отчего ему пришлось уповать лишь на помощь Амона: «Как ничтожны вы сердцем, мои колесничие! Нет у меня отныне доверия к вам. Разве есть хоть один среди вас, кому я не сотворил бы добра в стране моей? Не одарил ли я вас как владыка, когда вы были бедны? Не назначал ли я вас по благосклонности своей начальниками? Не отдавал ли я сыну имущество отца его, положив конец всякому злу в сей стране? Я дал вам рабов и вернул вам других, отобранных у вас. Всякому, обращавшемуся с просьбой ко мне, я говорил каждодневно: «Исполню я это » . Никогда еще не делал владыка для войска своего того, что совершало мое величество по прошениям вашим. Я позволил вам обитать в городах ваших, когда вы не выполняли обязанности воинов, и моим колесничим открыл я доступ в города их, говоря: «Я тоже найду их в тот день, в час сражения» (перевод М. Коростповцева).

От неминуемой гибели фараона спас счастливый случай. Хетты и азиаты, сойдя со своих колесниц, забыв про всякую дисциплину, начали грабить египетский лагерь.

На грабителей внезапно напал отряд рекрутов Рамзеса, пришедший с морского берега для соединения с армией фараона в Кадеше. Грабители были застигнуты врасплох и убиты все до единого.

Фараон проявил чудеса личной отваги. Придворный летописец фараона так описывает неисчислимые подвиги Рамзеса II: «При виде первых колесниц Хити фараон испустил вопль ярости и гнева. Он накинул на себя доспехи и ринулся в самую гущу схватки. Несколько колесниц, устремившихся вслед за ним, были опрокинуты, воины перебиты или захвачены в плен, а фараон очутился среди врагов один со своим конюшим Менни, отрезанный рядами неприятельских колесниц от своего сопротивляющегося еще войска. Рамзеc воскликнул: «Взываю к тебе, о Амон, отец мой! Я окружен многочисленными и неизвестными мне народами. Все племена восстали на меня, и я один стою против них, и никого нет со мною. Мои воины покинули меня, моя конница не защитила меня. И когда я звал их, никто не отозвался на голос мой. Но я верую, что Амон защитит меня лучше, чем миллион воинов и сто тысяч всадников, лучше, чем тысячи миллионов братьев и сыновей, собранных вместе. Дела многочисленнейшей толпы людей ничего не значат перед Амоном.

Я действовал по внушению уст твоих, о Амон! Я никогда не преступал заветов твоих, и вот донес славу имени твоего до последних пределов земли!».

«Он ринулся на врага, и в одно мгновение десница его поражала их, и они стали говорить тогда друг другу: « Мы не с человеком сражаемся, это Сутеху, великий воин, это сам Ваал. Человек не мог бы сделать того, что он совершает среди нас. Он один без воинов и военачальников отражает сотни тысяч. Скорей побежим укрыть от него нашу жизнь, дыхание уст наших ».

Пять раз он устремлялся на них, и пять раз прорванные им ряды снова смыкались вокруг него; наконец в шестой раз ему удалось разбить окружавшее его кольцо вражеской силы и соединиться со своими. Немного их уже оставалось, но стойкой храбростью своей они все еще успевали сдерживать неприятеля».

Три долгих часа, благодаря своему личному мужеству, фараон держал сплоченными свои ничтожные силы. Наконец, на исходе томительного дня, когда солнце клонилось к закату, показались блестящие штандарты Пта. Противники разошлись, чтобы вновь утром начать бой.

На вечернем совещании, учитывая ошибки прошедшего боя, фараон предложил интересный способ совмещения тактики пехоты и колесниц. Утром хетты увидели новое построение египетских войск.

Тяжелую пехоту фараон выстроил квадратом сто на сто человек, вокруг расположил колесницы, вперед отправил легкую пехоту. Это огромное «суперкаре» из десяти тысяч тяжелых пехотинцев, примерно 1-1,5 тысячи человек легкой пехоты, восьмисот колесниц составило основную единицу.

Столь громоздкое на первый взгляд построение на самом деле оказалось гениально простым и эффективным. У такого пехотного квадрата нет флангов и как следствие, охват, прорыв в тыл и окружение для такого построения не слишком опасны.

Этот строй можно лишь разбить, что довольно трудно при такой его глубине. Сто шеренг могли, чисто физически, развить такой силовой напор, что построения в восемь, пятнадцать и даже тридцать человек в глубину были бы просто сбиты с ног. В сражении принимало участие несколько корпусов, и они выстроились на расстоянии броска копья друг от друга.

Подобное расположение не мешало движению египетских колесниц. Неотвратимый напор и идея пехоты «от обороны» были очень логичны. В таком случае колесницы воевали со всеми вражескими родами войск, легкая пехота всех обстреливала и пыталась вредить как могла, а тяжелая — мерно, без быстрого маневра и беготни, проламывала вражеские построения, чаще всего пехотные, поскольку колесницы сами старались уйти от прямого удара.

Легкие колесницы, возглавляемые самим фараоном, имели существенное преимущество. Они могли из-за большой скорости диктовать расстояние и направление перестрелов, а в случае проблем — быстро уходить к своей пехоте.

Тяжелые хеттские колесницы оказались неповоротливыми и не смогли оказать действенной помощи пешим воинам. Египетский летописец восклицал от имени фараона: «Было их всех вместе тысяча боевых колесниц, и все целились прямо в огонь (голова Рамзеса была украшена диадемой с изображением змеи, извергающей огонь...). Но я ринулся на них! Я был как Монт и в мгновение ока дал почувствовать им силу своей руки».

Используя скорость своих экипажей, колесничие уклонятлись от массированных атак вражеской пехоты и старались занять выгодную позицию по отношению к врагу для перехода в атаку. Самыми сложными маневрами обусловливались встречи двух враждебных колесниц. Надо было занять место впереди по ходу вражеской колесницы. Потом метнуть в «догоняющую» упряжку копье и, быстро спешившись, атаковать врага. Если колесница оказывалась в положении догоняющей, то возница должен был сделать попытку резко изменить курс, чтобы выйти из-под удара спешенного воина. Боец, если вознице не удавалось совершить данный маневр, должен был выпрыгнуть из колесницы на уже ожидавшего его врага. Дальше наступала ратная потеха. Возницы обычно вплотную подгоняли колесницы к дерущимся, чтобы побеждаемый мог успеть убежать.

Если упряжки встречались на встречных или пересекающихся курсах, то едущие в колеснице пытались перепрыгнуть на ходу во вражеской экипаж, выбив в прыжке его воинов на землю, либо не давали совершить такой прыжок, наставив на врага копья и четко отслеживая все перемещения неприятеля, пока колесницы не разъедутся. Метание копья и дротиков с колесниц было вспомогательным маневром.

Началось долгое противостояние двух мощных держав. В 1278 г. до н. э. Рамзее II и царь Хатти пришли к единому выводу: конфликт затянулся, ни у какой из враждующих сторон нет перевеса. В таких условиях лучше всего заключить мир.

Тем более что возвышение ассирийского государства стало очень сильно тревожить хеттов. Если египтян они знали хорошо, то воинственных ассирийцев побаивались, даже страшились.

Лучше всего было в той обстановке заручиться поддержкой такого могущественного союзника, как Рамзеc II. Мир подписали. Текст договора написали на хеттском и египетском языках. Обменялись копиями договоров. Варианты договора высекли на стенах Карнака. За столом переговоров собрались представители Рамзеса II и Хаттусилиса III. Царь Муваталлис к тому времени скончался. На официальной серебряной табличке значился «договор о мире и братстве».

Естественно, что договор восхвалял обоих царей, их божественных предков, напоминал о старых дружеских и враждебных отношениях между народами, обращался к богам, призывая их в свидетели. Властители решили устроить все лучше, нежели было прежде. С этого времени вражда никогда не сможет разделить два народа. Дети царей всегда будут уважать данный союз. Основа договора — уважение к данному слову. Основная статья— ненападение и союзничество в случае агрессии извне. Время показало, что условия договора строго соблюдались.

Точные границы не устанавливались, но сохранялся территориальный статус-кво. Будет соблюдаться статья о выдаче политических беженцев, но с ними не станут обращаться как с преступниками.

Договор был отдан под защиту небесных сил и тысячи египетских богов и богов Хатти. Если один из царей изменит хотя бы одному условию договора, говорилось в нем, то боги разрушат его дом, уничтожат земли и подданных. Со стороны египтян договор удостоверял бог Сетх. На одной из табличек показан могущественный египетский бог, обнимающий царя Хатти.

После заключения этого важного договора отношения с хеттами быстро наладились. Сорок шесть лет между двумя народами царило доброе согласие. Цари обменивались письмами, радуясь заключению долгожданного мира. Рамзеc II отправил ко двору царя Хатти медика-фитотерапевта и статую божества-исцелителя.

Стараясь искоренить все следы недоверия между египтянами и хеттами, царь Хатти предложил Рамзесу II вступить в брак с одной из своих дочерей. «И сказал он своему войску и вождям: «Да лишимся мы всего нашего добра вместе с моей старшей дочерью, но отнесем дары почитания прекрасному богу (фараону), чтобы он даровал нам мир, чтобы мы жили». Итак, он повелел отвести старшую дочь, неся перед нею драгоценную дань — золото, серебро, многочисленные редкие и ценные вещи, упряжки лошадей без счета, быков, коз, мириады овец, все дары своей страны ».

Наступило время пышному каравану отправляться в Египет. Вдруг испортилась погода: пошел обильный снег с дождем, резко похолодало. Было очень трудно передвигаться: путь пролегал через горы и узкие ущелья. Рамзее II опасался, что плохая погода повредит его невесте, и воззвал молитву к Сетху, властелину грозы и бури. Сетх услышал молитвы царя, и на несколько дней возвратилось лето.

Наконец произошло радостное событие: встреча посольств египтян и хеттов. Воины братались, ели, пили вместе. Лишь только юная принцесса прибыла в Пер-Рамзес, ее сразу привели к фараону: «И она пришлась по сердцу его величеству».

После заключения этого брака, который укрепил мир, Рамзес II стал праздновать юбилеи, устраиваемые его сыном Хаму-асетом, ученым магом. Во время первого юбилея в Египте был необычайный разлив Нила, который принес необычайно щедрый урожай. Будто сама природа прославляла великого фараона Рамзеса II.

Славу величания произносили в честь фараона во всех храмах. Естественно, что фараон не забывал о них. Храмы получали щедрые дары. Рамзес II в одной из надписей подробным образом описал дары, которые он пожертвовал только одному храму — Абидосскому. «Он наполнил его всем, наводнил пищей и запасами, быками, телятами, волами, гусями, хлебом, вином, плодами.

Храм был снабжен рабами... Количество полей было удвоено. Его стада были умножены. Амбары были наполнены так, что они ломились. Куча зерна возвышалась до неба... Его сокровищница была наполнена всякими ценными камнями, серебром в плитках и золотом в слитках. Склад был наполнен всевозможными вещами из дани, полученной из всех стран».

Для Рамзеса II настало время спокойного царствования. Его империя простиралась от «рога земли» на юге «до болот Хора» на севере. Фараон носил драгоценный перстень. На оправе великолепного камня было выгравировано изображение двух лошадей, запряженных в повозку, на которой везут врагов, поверженных в сражении при Кадеше. Никто не мог теперь посягнуть на Египет, имеющий огромную воинскую силу.

Хотя у фараона начались проблемы. Уже после первого похода, когда Рамзеc II долгое время провел в горах в тяжелых полевых условиях, придворные заметили, что он, прислушиваясь, инстинктивно прикладывает к уху ладонь. Как мы знаем, ладони, приложенные к ушным раковинам, могут значительно усилить восприятие звука. Современные акустические измерения показывают, что в данном случае порог слышимости повышается в 3-10 раз. Конечно, фараон не мог все время прикладывать к уху ладонь, особенно на торжественных церемониях, и спрашивать: «Ась?».

Придворные эскулапы, обеспокоенные снижением эффективности слухового аппарата фараона, долго думали, что же делать. Врачи дали фараону совет: стараться садиться в углы, усиливающие звук. Ходили слухи, что для тугоухого фараона изготовили деревянные имитации хорошо слышащих домашних и диких животных. Применяли и другие приспособления — естественные слуховые аппараты: раковины морских моллюсков, панцири черепах, рога домашних животных. Все это маскировалось искусным образом.

Тугоухость Рамзеса II скрывали самыми хитрыми способами: если бы об этом узнали простые люди, то потеряли бы всякую веру в божественность фараона. О каком проведении в жизнь принципа «Сгибай толпу!» тогда могла идти речь.

Сам Рамзеc II понимал серьезность создавшегося со слухом положения и старался всеми силами помогать врачам. Иногда слух восстанавливался, но ненадолго. Причин подобного явления никто не мог объяснить. Несмотря на все проблемы со здоровьем, сам Рамзеc II является символом неистощимой жизненной энергии. У него четыре главных жены, большое количество второстепенных жен. Если верить изображениям в нубийском храме Вади эс-Себуа, то великий Рамзеc II являлся отцом ста одиннадцати мальчиков и пятидесяти одной девочки!

Самой знаменитой из великих супруг фараона была царица Нефертари. Ее фараон любил больше всех. История Нефертари — это захватывающая история больших интриг и высоких чувств.

Рамзеc II еще в юности увидел красавицу Нефертари. Когда он вступил на престол, еще не было речи о божественном происхождении. Предки Рамзеса II были воинами, узурпировавшими трон силой. Если бы Рамзеc II женился на супруге бога Амона, то он мог бы претендовать на титул земного воплощения Амона. Вот почему фараон изменил культ поклонения, сделав главной фигурой жену Бога, свою Нефертари. В Луксоре Рамзеc II построил свой храм, а в некрополе воссоздал усыпальницу Хатшепсут.

Естественно, что у Нефертари были соперницы в борьбе за власть. У Рамзеса II в гареме насчитывалось двадцать жен и тысячи наложниц. Нефертари необходимо было выделиться. Искусница применяла всевозможные методы обольщения. Для окрашивания волос и ног Нефертари применяла хну из дельты Нила. Минерал голеник входил в состав теней для волос. Линия века продолжалась до уха, что означало чистоту. Линиями такого типа украшали себя жрицы и расписывались статуи богов.

Умело раскрасив щеки и губы, Нефертари наносила на кожу тонкие возбуждающие благовония. У нее были самые изысканные одеяния. Она носила прозрачную льняную тунику, под слоями тонкой ткани видны были соблазнительные линии тела. Нефертари знала секрет и деликатесов, которыми угощала фараона, возбуждая его сексуальные желания.

Царица смогла занять самое высокое положение в стране. На тридцать третьем году счастливого брака Рамзеc II посвятил жене один из храмов в самом большом храмовом скальном комплексе в Абу-Симбеле, названный «Нефертари, для которой восходит солнце». На склонах гор близ южной границы Египта высечен фасад первого храма, где высятся четыре гигантские статуи сидящего Рамзеса II. Высота статуй — двадцать метров.

На фасаде второго храма, расположенного к северу от главного, имеется шесть огромных сидящих статуй, среди них и статуя Нефертари. Величайшая редкость — обычно здания украшали лишь статуи самого фараона. Эти монументы высотой 10,5 метра. Внутри храма присутствуют изображения, где Нефертари преподносит дары богу.

На сорок шестом году счастливой жизни Нефертари заболела и умерла. После смерти любимой супруги Рамзеc II соорудил Храм вечности. Стены этого сооружения испещрены цветными иероглифами. Храм вечности из-за его необычайной красоты называют египетской Сикстинской капеллой. Таким образом Нефертари добилась бессмертия.

Гробница Нефертари поражает своим изяществом. Лестница ведет в огромный колонный зал. Следующая лестница приводит в зал саркофага, потолок которого поддерживают четыре опоры. На них показано, как царица играет с невидимым партнером в сенет (игра наподобие наших шашек). Ставка партии — жребий ее души. Богия Нейт — покровительница ткачества, Селкет — богиня-скорпион, Исида и ее сын Хор помогают царице найти путь в потусторонний мир.

Нефертари очень красива. На ней длинное платье из белого льна. Головной убрр — оперение богини-грифа, украшенное двумя длинными перьями. Царица стоит перед несколькими божествами, которые принимают участие в ее воскрешении. Она показывает свое мастерство, протягивая богу Пта четыре полотна и дощечку для письма.

Здесь же присутствует бог Тот, свидетельствующий ее знания и мудрость. В зале с опорами Исида вручает Нефертари знак жизни. Потом ее принимает Хатхор, владычица неба. На этом пути царица проходит церемонию обожествления. После нее Нефертари уже сама держит в своих руках знак жизни.

Рамзес II — властелин всего, что обходит солнце, он готов завоевать чужие страны, стоя в колеснице, в каждой части которой обитает бог. Девять Луков, то есть все страны, попирает Рамзес II своими золотыми сандалиями. Все враги побеждены, обессилены, связаны крепко.

Рамзее II пресек наглые попытки вторжений пиратов-шердани , которые позже дали свое имя Сардинии. Шердани появляются при дворе фараона, сражаются в его войске против хеттов.

Шердани — телохранители Рамзеса II — исполняют и функции тайной полиции фараона. Нередко они доносили фараону, что не все в порядке с охраной гробниц фараонов, этих «святых могил».

Хитроумные гробницы  имели самые разнообразные устройства, навечно замуровывавшие грабителям дорогу к сокровищам усопшего владыки. Грабители также не дремали, следуя извечной истине, что «на всякого мудреца довольно простоты».

Интересный рассказ о фараоне Рамсините, то есть Рамзесе II, оставил «отец истории» Геродот (ок. 484-425 гг. до н.э.): «Рамсинит, по рассказам жрецов, был очень богат, и никто из царей не мог превзойти его богатством или хоть как-то сравниться с ним. Желая хранить свои сокровища в самом безопасном месте, царь повелел построить каменное здание так, чтобы одна стена примыкала к царскому дворцу, а другие были сплошными каменными без окон и дверей. Но старый архитектор, отец двоих сыновей, схитрил и устроил следующее: он сложил камни так, что один из них при желании можно было с легкостью вынуть даже слабому человеку, а перед смертью поделился с сыновьями тайной: нарисовал план и рассказал, как добраться им до фараонова золота, чтобы стать «казначеями» царских сокровищ.

Похоронив отца, сыновья сразу же приступили к делу: пробрались ночью к золоту и унесли часть его. Так они делали несколько раз, и фараон, приходивший любоваться по утрам на свои богатства, с удивлением обнаружил, что кто-то посещает его кладовые... Однако печати на дверях были целы: пройдет год-другой, а может, чуть больше, и он останется вообще без золота.

Тогда он сделал вот что, пишет Геродот: «Приказал изготовить капканов и поставить их по всему помещению, у сосудов с сокровищами и корзин с драгоценностями, приковав капканы к полу прочными цепями. Через какое-то время братья снова отправились в свою «казну», и младший из них попал ногою в
ловушку. Ничто не помогло, сломался нож, но капкан был намертво прикреплен к полу. Тогда младший сказал: «Я пропал, меня не спасти. Оставайся с матерью. Но вначале возьми мой нож и отрежь мне голову, а затем унеси с собой, чтобы никто не узнал, кто воровал, иначе казнят и мать, и тебя».

Брату ничего не оставалось, как решиться на это страшное дело... Утром Рамсинит нашел только обезглавленного мертвеца, попавшего в капкан. Понял он, что противник у него умен и с ним нелегко будет бороться. По совету жрецов приказал фараон выставить труп вора на городской стене, поставить стражу и внимательных соглядатаев, чтобы они хватали всякого, кто вздумает оплакивать покойника. Вор и здесь оказался на высоте: хитростью ему удалось под вечер напоить стражу вином и увезти труп своего брата. Но не успел он предать тело покойного земле на попечение бога мертвых Анубиса, как новая весть собрала жителей города в одном из «Веселых кварталов» по соседству с дворцом.

Фараон, рассердившийся не на шутку, решил любым путем узнать, что же это за ловкий плут, взявший на себя смелость вступить в единоборство с владыкой Верхнего и Нижнего Египта.

Для этого будто бы фараон разрешил своей дочери выбрать жениха по своему вкусу, приказав ей принимать на свидания всех без разбора, невзирая на чины и звания, не обращая внимания на происхождение. Но прежде она должна заставлять каждого входящего к ней рассказать свой самый хитрый, дерзкий и нечестный в жизни поступок. А кто расскажет историю об ограблении фараона и последствиях оного, того пусть схватит за руку и даст знать стражникам, которые будут спрятаны поблизости.

Брат разгадал хитрый маневр своего противника. Он пришел на свидание к царевне, рассказал ей об ограблении сокровищницы, о гибели брата и о том, как он выкрал его тело. Царевна подняла крик, схватила грабителя за руку. Увы, когда с факелами и обнаженными мечами в комнату ворвалась стража, царевна держала в руках... отрубленную по самое плечо руку. Не теплую, живую руку, а холодную руку мертвеца, которую брат взял у своего непогребенного брата...

Когда фараону сообщили об этой новой проделке дерзкого грабителя сокровищ, тот поразился ловкости и отваге этого человека, обещая ему полную амнистию и... руку своей дочери.

Если живой фараон, имея под рукой огромный полицейский аппарат, не мог справиться с грабителями; то после отхода его в мир иной гробнице угрожало полное разграбление.

Опыт военных походов заставил Рамзеса обратить особое внимание на имперскую разведывательную службу. Фараон превратил ее в широко разветвленную систему шпионажа. Позже она перешла к его преемнику Меренптаху.

Время правления этого фараона оставило нам два документа, датированных 1220 г. до н. э. Эти документы подтверждают наличие в Египте того периода прекрасно поставленной разведслужбы. Речь идет о большой карнакской надписи и надписях на Каирской колонне, которые рассказывают о подавлении мятежа ливийцев и их союзников, вторгшихся в Египет. Надпись в Каире фиксирует даже дату, когда фараон получил секретное сообщение об угрозе со стороны ливийцев: «Год 5-й, второй месяц третьего времени года (10-й месяц). Пришли и сказали его величеству...

Злосчастный предводитель Ливии... вторгся». Многие сыновья Рамзеса II стали важными сановниками, занимали высокие государственные посты. Трон унаследовал тридцатый сын фараона Меренптах. Несомненной заслугой Рамзеса II было то, что он свою столицу Пер-Рамзес основал в Дельте. Наверное, и не могло быть иначе, ведь он здесь родился. Фасады домов были облицованы голубой глазурованной черепицей, которая отражала солнечный свет, переливаясь под лучами солнца. В одном тексте говорится: «Каким счастливым был тот день твоей жизни, как нежен был твой голос, когда ты приказал возвести Пер-Рамзес». Воды в этой местности было очень много. Столица Рамзеса II защищала рукав Нила, открывавший путь в Азию. Здесь, на стыке египетского мира с миром азиатским, фараон мог держать руку на пульсе международной жизни. В городе располагались значительные силы войск, находились большие арсеналы оружия.

В столице проходили боевую выучку колесничие, пехотинцы, лучники, проходили учения и военные парады. Пер-Рамзес был значительным религиозным центром. На западе возвышался храм Амона, на юге — Сетха, на севере — Уаджета, на востоке — храм сирийской богини. Как видим, в официальном религиозном пантеоне нашли место и азиатской богине.

Рамзес II обожал, чтобы его изображали. Сохранилось много статуй. В Туринском музее хранится статуя, которая считается настоящим шедевром искусства. На ней Рамзес II изображен спокойным, утонченным, с синим венцом на голове и скипетром-хека в руке.

Знаменитые колоссальные статуи Рамзеса II — воплощение божественности фараона, воплощение идеи монархии. Рамзес-человек отдает великую дань почтения Рамзесу-богу. Необходимо сказать, что статуи-колоссы играли существенную экономическую роль. В военных колониях солдатам давали земли в честь гигантских статуй.

Даже рухнувшая монолитная статуя Рамзеса II из гранита произвела волнующее впечатление на английского поэта Шелли (1792-1822 гг.). Поэт считал, что на цоколе поверженного гиганта могли быть написаны такие слова: «Мое имя Осимандий, царь царей. Глядя на мое творение, о всемогущий, скорби! Ничто не вечно».

Рамзес II постоянно следил за ведением работ в карьерах и оказывал своевременную помощь. На одной стеле сохранилась надпись: «В восьмой год, второй месяц зимнего сезона, на восьмой день правления царя Верхнего и Нижнего Египта Рамзеса.

В этот день его величество пребывал в Гелиополе, занимаясь делом, которое было угодно его отцу Хорахти-Атуму, владыке обеих земель и Гелиополя. Его величество объезжал пустыню Гелиополя к югу от храма Ра, к северу от храма Эннеады перед владением Хатхор, владычицы Красной Горы. Здесь его величество обнаружил огромную глыбу кварцита, подобной коей не находили со времен царствования Ра. Она была выше гранитного обелиска».

Свою находку фараон отдал мастерам, чтобы они создали из нее прекрасное творение искусства. За хорошую работу фараон обещает: «Закрома будут ломиться от зерна для вас, чтобы вы ни дня не проводили без пищи... Я наполню для вас склады всевозможными вещами: хлебом, мясом, сладкими пирожками, (я дам) для вас сандалии, мази в избытке, чтобы вы умащали головы ваши каждые десять дней... Я дам (вам) множество людей, чтобы вы ни в чем не знали нужды: рыбаков, чтобы приносили дары Нила, садовников, чтобы возделывать огороды, горшечников, чтобы делали сосуды, чтобы была свежа вода в летнее время».

Фараон — вместилище богов — неустанно заботится о благополучной жизни людей, которые своими творениями создают ему славу и могущество. Фараон понимал, насколько важна государственная официальная пропаганда, занимающаяся восхвалением его божественности. Недаром Рамзес поучал наследника своего престола, сына Меренптаха: «Сгибай толпу!». Осуществлять этот лозунг помогали и храмы, где проводились для верующих своеобразные представления-иллюзионы.

Следует заметить, что храмы были первыми цирками в истории. Именно в них появляется новый вид представлений — иллюзионы. Египетские жрецы, владевшие научными знаниями, смогли создать достаточно сложную аппаратуру для иллюзионных трюков. Если представление бродячего фокусника воспринималось как чудо, совершаемое могущественным человеком, то храмовое иллюзионное представление выдавалось жрецами за «божественные чудеса».

Сохранившийся до нашего времени подземный храм Абу-Симбел, вырубленный в скале на берегу Нила, оказался не только чудом архитектуры, но и удивительным иллюзионным аппаратом.

Храм также построен в царствование Рамзеса II. В храме Абу-Симбел совершалась одна из торжественных церемоний. Ежегодно 19 октября (в день своего рождения) и 21 февраля (в годовщину восшествия на престол) Рамзес II должен был показываться здесь народу. В неверном свете чадящих факелов собравшиеся с благоговением ждали чуда. В точно определенный момент церемонии жрец произносил священную формулу — заклинал солнце явиться во тьме. И происходило невероятное: в этот момент, будто и в самом деле повинуясь заклинанию жреца, косой луч солнца прорезал полутьму и ярко высвечивал в глубине святилища фигуру солнечного божества Рамзеса II.

Таков был филигранный расчет архитекторов, построивших храм. Только два раза в года — 19 октября и 21 февраля — луч солнца, встающего из-за горы на противоположном берегу Нила, в одно и то же время проникает в дверь храма и освещает фигуру Рамзеса.

Зрелище в Абу-Симбеле поражает и современных туристов. Что уж говорить о подданных фараона! Так осуществлялся замысел фараона: «Сгибай толпу!». Рамзес II — центр, совмещавший для своих подданных духовное и земное, — заставил согнуться и трепетать современных людей.

«И шевельнулась мумия Рамзеса II». Перед этим зловещим слухом затрепетали даже самые устойчивые к ужасам люди. Это событие произошло в Национальным музее Каира, где до 1886 года покоились под неусыпным наблюдением опытных специалистов останки фараона.

...Вечер оказался на редкость жарким и влажным. Зал саркофагов был полон посетителей. С наступлением темноты включили свет. И вдруг из саркофага Рамзеса II раздался резкий, протяжный скрежет. Люди увидели леденящую кровь картину: в стекле качнувшегося саркофага мелькнул перекошенный немым криком рот Рамзеса. Тело фараона содрогнулось, с треском лопнули стягивающие его бинты, руки, покоившиеся на груди, внезапно резко, страшно ударили в стеклянную крышку, на пол посыпались осколки битого стекла. Людям показалось, что мумия, совсем недавно иссушенный, надежно спеленутый труп, вот-вот набросится на них. Стоявшие в первых рядах посетители падали в обморок. Возникла давка. Ломая ребра, ноги , руки, люди посыпались с лестницы, которая вела в зал. Некоторые выпрыгивали из окон...

Утренние выпуски газет не пожалели красок, описывая событие в музее. Журналисты наперебой толковали о проклятии фараона. Ученые более трезво подошли к шевелению мумии.

Они объяснили, что причиной мистического события стали духота и влажность, которые накопились тем вечером в выставочном зале. Мумии же необходим сухой, прохладный воздух гробницы.

...Словно удовлетворившись произведенным эффектом, мумия Рамзеса II застыла, склонив голову на плечо. Ее лицо, забранное погребальной маской, было снова обращено на север — к Долине царей.

Заменили стекло саркофага. Рамзес II снова покоится на своем погребальном ложе как ни в чем не бывало. Фараон крепко спеленут, его руки снова скрещены на груди. Лицо по-прежнему смотрит на север, как и много веков назад.

Великий Рамзес II снова и снова оказывается в центре внимания. Видно,такова его судьба.

В 1976 году, исследуя мумию Рамзеса II, французские ученые нашли высохшее тельце табачного жучка. Это животное, как явствует из его названия, питается табаком.

Не только табачных жучков, но и сами частицы табака обнаружили в мумии.

Сами понимаете, что никто ученых слушать не стал. Противники сенсации говорили: «Наверное, кто-то из археологов, исследуя гробницу, случайно рассыпал табак ».

Когда провели радиоуглеродный анализ, он показал, что табачку всего ничего более трех тысяч лет. О существовании табака в Древнем Египте говорят и другие факты. Например, в окрестностях Гизы археологи обнаружили глиняные трубки, которые датируются 2000-1700 гг. до н. э.

Были найдены в мумиях и следы кокаина. Это были едва различимые, но все же следы. Причем ученые предполагают, что прежде, в древние времена, уровень содержания вредных веществ был гораздо выше, нежели тысячелетия спустя.

Напрашивается вывод, что египетские мореплаватели все-таки имели торговые отношения с жителями Южной Америки. В связи с этим можно вспомнить о знаменитом норвежском этнологе-мореплавателе Туре Хейердале, который еще в 1969-1970 годах доказал, что на папирусных лодках египтян можно было пересекать Атлантику.

Реальность того, что моряки Древнего Египта побывали в Южной Америке, подтверждается все новыми и новыми фактами. Относительно следов табака в мумии. Возможно, кто-то курил при исполнении служебных обязанностей. Это мог быть бальзамировщик. Или табак специально применяли во время мумификации, используя его бактерицидные свойства, препятствующие гниению трупа.

Правда, во многих овощах — помидорах, картофеле, баклажанах — также часто находят никотин, который попадает в них из окружающей среды естественным путем. Микроскопические дозы никотина могут проникать в человеческий организм с пищей. Однако в некоторых мумиях его столько, что едва ли табак мог накопиться в организмах древних мертвецов, если они не курили при жизни.

В волосах мумий уровень никотина меньше, нежели в костях. Очевидно, что в волосах никотин разлагался, а в костях сохранился в целости. Выходит, что изначальный уровень никотина в мумиях был в 20-25 раз выше, чем сейчас. То есть не ниже, чем в организме современного курильщика.

Ученые предполагают, что этот никотин попал в организм не через желудок, а скорее всего, во время бальзамирования. Большие дозы никотина предохраняют ткани от разложения и защищают от насекомых.

Согласно историческим источникам, при бальзамировании тела Рамзеса II использовалась композита. Это растение содержит в себе в микроскопически малых дозах никотин. В общем, напрашивается вывод, что египтяне если и не курили, то применяли никотин в лечебных целях.

Жители Древнего Египта свято верили, что после смерти их бренные тела превратятся в безупречные, лишенные всяких изъянов воплощения тел прижизненных. Они верили, что мертвые не болеют, не терпят увечий, они совершенны. Они в прекрасном потустороннем мире. Чтобы попасть в него, необходимо самое малое — сохранить бренную оболочку.

В Древнем Египте были известны многие лекарственные рецепты и снадобья, но мы до сего времени не знаем, что они означают. Если официальная медицина имела свою литературу, то народная медицина Древнего Египта не имела письменной традиции.

Естественно, в Египте не произрастал табак. Однако если никотин применяли в медицинских целях, то откуда его брали?
Ученые предлагают три ответа.
1. Древний Египет имел торговые связи с Южной Америкой.
2. В Старом Свете произрастали какие-то неизвестные ныне разновидности табака.
3. Никотин добывали из какого-то другого растения.

Курили или же не курили солнцеподобные фараоны и их верные подданные? Пока это остается тайной. Поиски продолжаются. Возможно, тайна табачных крошек в мумии фараона Рамзеса II вскоре будет раскрыта.

 
Фараон Хоремхеб
Фараон Рамзес III
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Кровельные работы по системе «Акритэк»
Как делается дизайн проект интерьера