Back to Top
Font size: +

Фараон Хоремхеб | Древний Египет

Фараон Хоремхеб

 

Хоремхеб (1342-1338 гг. до н. э.) считается основным ликвидатором религиозной реформы, которую провел Эхнатон. Хоремхеб принадлежал к аристократическому роду монархов Алебастронполя, являясь, таким образом, представителем номовой знати, тесно связанной с высшим жречеством.

Хоремхеб занимал ряд административных и военных должностей. При слабых преемниках Эхнатона, постепенно поднимаясь по лестнице званий и должностей, занял ряд крупнейших постов в государстве.

Во времена правления Тутанхамона он занимал высокий военный пост, командуя войсками во время азиатского похода. По его собственной версии, в этот период реальная власть находилась в его руках.

Хоремхеб называл себя «величайшим из великих, могущественнейшим из могущественных, великим владыкой народа... избранником царя, главенствующим над Обеими Странами в управлении, военачальником над военачальниками двух стран». Его политическое влияние было очень большим. Сосредоточение крупных должностей в руках Хоремхеба в итоге дало ему возможность, опираясь на фиванское жречество, произвести государственный переворот.

Захватив власть в свои руки, Хоремхеб преподнес узурпацию власти как выполнение непосредственной высшей воли богов. В своей надписи самозванец пишет о том, что «сердце бога... пожелало возвести своего сына на свой вечный престол, и поэтому бог проследовал с ликованием в Фивы... со своим сыном в объятиях... чтобы привести его к Амону, чтобы облечь его в сан царя».

И все же Хоремхеб должен был узаконить свой насильственный захват высшей государственной власти. С этой целью он вступил в брак с царевной Мутноджмет, сестрой жены Эхнатона.

На протяжении всего царствования Хоремхеб старался подчеркивать законный характер своей власти. В одной из надписей он называет фараона Тутмоса III «отцом своих отцов», а в годы своего царствования он как верный потомок своих великих предшественников восстановил гробницу Тутмоса IV.

Этим поступком Хоремхеб старается подчеркнуть свою непосредственную связь с предыдущими властителями. Взяв власть в свои руки, Хоремхеб открыто объявил себя сторонником высшего фиванского жречества. Он одновременно восстановил культ фиванского бога Амона.

Выполняя требования жрецов Амона, Хоремхеб начал полную ликвидацию реформы Эхнатона. Уничтожая культ Атона и преследуя его сторонников, Хоремхеб предал проклятию память Эхнатона.

Город, построенный Эхнатоном, был покинут жителями и предан разрушению. Имя Эхнатона и его бога Атона уничтожилось на всех памятниках и было предано забвению. Эхнатона начали называть «преступником из Ахетатона». Годы царствования Эхнатона были причислены к годам царствования других фараонов.

Хоремхеб не забывал о восстановлении храмов Амона. «Он восстановил храмы от болот Дельты до Нубии. Он сделал их/ богов, /изображения в большем количестве, чем прежде, умножая красоту в том, что он делал... Он воздвиг им храмы; он сделал сотни изображений, правильно воспроизведя их тела и /украсив их/ всевозможными чудными драгоценными камнями.

Он восстановил рубежи богов в областях этой страны, он обставил их так, как это было испокон веков. Он установил для них ежедневные жертвоприношения. Все сосуды в их храмах были сделаны из серебра и золота. Он назначил в них жрецов и священнослужителей и отборные войска. Он даровал им земли и скот с полным снаряжением».

Амон получил все свои прежние вклады, а доходы всех его храмов были восстановлены.

Все это должно было обеспечить Хоремхебу прочную поддержку жреческой партии во всей стране. Торжество Амона воспевали его последователи: «Как обильны владения того, кому ведомы дары этого бога /Амона/, царя богов! Мудр тот, кто знает его, счастлив тот, кто служит ему, обретает покровительство тот, кто следует ему».

Жрец Амона Неферхотеп прославлял падение врагов Амона: «Горе тому, кто нападает на тебя! Твой град существует, а нападавший на тебя — низвергнут. Тьфу (Sis) на того, кто грешит против тебя где бы то ни было... Солнце того, кто тебя не знал, закатилось, а того, кто знает тебя, — сияет. Святилище того, кто нападал на тебя, лежит разрушенным во мраке, а вся земля — озарена светом».

Возвращение к прежней религиозной политике связано и с возобновлением той военной политики, которая проводилась предшественниками Эхнатона. С этой целью Хоремхеб провел ряд административных реформ. Хоремхеб реорганизовал податную систему, принял жесткие меры против мародерства воинов и взяточничества чиновников.

Большое внимание Хоремхеб обратил на реорганизацию армии. Все войско было разделено на две большие части согласно двум основным направлениям военной политики Египта: одна — в южной области, другая — в северной области.

Традиционную завоевательную политику Египта Хоремхебу было трудно возобновить в полной мере — он смог сделать в данном отношении только ряд робких попыток. Он совершил небольшой военный поход в Сирию. Сохранились надписи времени царствования Хоремхеба, в которых упоминаются победы над хеттами.

Более крупных успехов Хоремхеб достиг на юге во время завоевательных походов в Нубию. Роскошные рельефы, сохранившиеся на стенах храма в Сильсиле, рисуют триумф, торжественно отпразднованный Хоремхебом после большой победы, одержанной над нубийскими племенами.

Укрепление египетского господства в Нубии дало возможность вновь отправлять экспедиции в Пунт. Рельеф, сохравнившийся на стенах Карнакского храма, изображает Хоремхеба, принимающего во время аудиенции вождей Пунта. Покоренные вожди несут фараону в виде дани мешки с золотым песком и другие предметы.

Еще один рельеф представляет, как Хоремхеб приносит в дар фиванскому богу Амону богатые дары, полученные из Пунта. В приведенной здесь же надписи подчеркивается, что фараон приносит в жертву богу Амону «дань Пунта», захваченную благодаря его «победоносной мощи». «Ты поверг их вождей (Пунта — В. П.) в трепет... — восклицает автор надписи, придворный поэт. — Велика твоя мощь в каждой стране!».

Новому фараону необходимо было золото — много, много золота. И все поговаривали, что Хоремхеб руководил ограблением гробниц. Ведь он был в курсе всех тайн и обрядов, сопровождавших покойного. Он знал официальные источники, заранее извещавшие о месте будущего захоронения, расположении коридоров и т. п.

И все же Хоремхеб необычайно уважительно отнесся к гробнице Тутанхамона. Это было поразительно. И в самом деле: Хоремхеб испытывал к покойному особую неприязнь. Именно по распоряжению Хоремхеба со стен храмов, с цоколей памятников, стел было тщательно стерто, выскоблено имя Тутанхамона.

Хоремхебу было прекрасно известно, какие несметные сокровища хранятся в его смертных покоях.

Власть Хоремхеба была настолько велика, что он, безусловно, не встретил бы никакого сопротивления ср стороны жрецов, которые скорее всего и умертвили Тутанхамона. Однако Хоремхеб отказался от идеи ограбления гробницы убитого фараона. Видимо, Хоремхеб знал, что там скрыта некая защитная сила, которую он не в состоянии одолеть.

Возможно, убедился в этом на собственном опыте. Ведь мумия Тутанхамона все-таки была извлечена наружу спустя несколько лет после захоронения, но ее тотчас же водворили на прежнее место.

Нужно вспомнить следующее. Философское учение древних египтян о собственном «я» сводилось к трем сущностям человека: Хат — физическая, Ба — духовная, Ка — единение Хат и Ба.

Ка — живая, живописующая проекция человеческого существа, которая даже в мелких деталях воплощает индивидуальность каждого человека. Ка — энергетическое поле, которое защищено многокрасочной аурой. Одно из назначений Ка — обеспечение единства духовного и физического начал.

Ка — мощная сила, но стоит ему покинуть мертвое тело, как он слепнет и становится неуправляемым. С этого момента Ка необычайно опасен.

Его необходимо успокоить, умилостивить. Вот почему были так распространены в Древнем Египте обряды приношений пищи мертвым, заупокойные молитвы. Надгробные изображения, показывающие облик умерших, служили своеобразной опорой, убежищем Ка, не давая ему покинуть гробницу — иначе случится беда. Тогда жертвой Ка может оказаться любой, даже ни в чем не виновный человек, стоит ему не понравиться вышедшему из повиновения Ка.

В Древнем Египте были колдуны, которые могли, обойдя все препятствия, выпустить на волю могущественную энергию Ка. Они могли целенаправленно использовать Ка в качестве наемного убийцы.

Если к большой энергетической силе Ка добавить магическую силу слова и высокий чин лежавшего в склепе, то станет ясным, почему проклятие фараонов безотказно действовало на умы подданных.

Можно прийти к выводу, что инициаторами грабежей знатных людей являлись не шайки оборванцев, бродяг, люди без роду, без племени. На подобное дело могли пойти лишь те, кто был в курсе тайн и обрядов, которые сопровождали покойного.

Этим можно объяснить ту легкость, с которой воры всякий раз обыскивали гробницу. Ведь в их распоряжении была официальная информация, рассказывающая о месте каждого захоронения, расположении коридоров и пр.

Как видим, и в Древнем Египте пышным цветом цвела коррупция на государственном уровне. Понятно и поведение Хоремхеба, который так уважительно отнесся к гробнице Тутанхамона. Хоремхеб сознательно отказался от идеи ограбления гробницы, поскольку превосходно понимал, что в гробнице спрятана сила Ка, которую он не в состоянии одолеть.

Прежде чем замуровать гробницу, египетские жрецы умерщвляли рабов медленным, зверским способом. Дело здесь не в том, что они знали все тайны входов и ловушек, которые сами строили. Дело, скорее всего, в том, что Ка этих несчастных людей, полное ярой ненависти, муки, безысходного отчаяния, сосредоточилось в подземном склепе.

Потревоженное Ка могло принести огромное несчастье тому, кто сделал бы попытку проникнуть в погребальную камеру. Неудержимое, слепое Ка расправилось бы с этим человеком почти мгновенно.

Хоремхеб прекрасно все это понимал и посему не решился тревожить покой фараона и его Ка. «Простолюдин» Хоремхеб проявил большие административные способности для восстановления порядка в долине Нила. Были составлены новые законы, возводились храмы, рос боевой дух египетской армии, пополненной способными командирами.

Постепенно дальновидный Хоремхеб восстанавливал египетское влияние в регионе. Фараон понимал важное значение торговли с северными территориями для дальнейшего укрепления своего царства.

Хоремхеб был женат на Мутноджмет, дочери жреца Эйе, и через его сестру — царицу Тейе — был племянником братьев Эхнатона и Тутанхамона «Хоремхеб и Мутноджет жили в согласии на протяжении тридцати пяти лет. Одно омрачало их счастливый брак: и эта царица не смогла подарить мужу наследника мужского пола. Зато у Хоремхеба на выданье было пять дочерей. Хоремхеб был практичным человеком, поэтому он не исключал возможности брака египетской принцессы с чужеземным царем.

Одна из его дочерей по имени Шарелли стала супругой царя Никмадду из Угарита. Таким образом фараон скрепил союз с самым преуспевающим и могущественным портом на побережье Леванта. Однако Хоремхеб старался заполучить и более ценный дар — мир и стабильность в Южном Ханаане.

Ко двору царя Соломона были отправлены послы с предложением царю Израиля руки второй дочери Хоремхеба. В приданое фараон предлагал отдать город Газер, захваченный во время военной кампании от имени Тутанхамона тридцать лет назад. Стороны заключили сделку. Вскоре Соломон принял дочь Хоремхеба как свою главную жену и царицу в обмен на политическую дружбу с Египтом.

Теперь у фараона появилась возможность поставить под контроль и обезопасить все торговые пути в Ханаане. Без шумных угроз и военных действий, требовавших огромных расходов, Египет породнился с новой державой.

Брачный союз позволил закрепить сотрудничество двух держав без единого броска копья или выстрела из лука. У Соломона была большая армия на колесницах. Его «силы быстрого реагирования» в виде элитной части молодых воинов, известных как неарим («молодые храбрецы»), представляли значительную военную мощь.

Соломон благоразумно отдал город Веф-Эин на восточной оконечности долины Изреель под управление египетского гарнизона, который был расквартирован там для контроля над восточным проходом в центральные территории Израильского царства. Таким образом египетские войска защищали Соломона от вторжения на протяжении многих лет, пока действовал мирный договор между Египтом и Израилем.

Дочь фараона (чье имя не сохранилось) не жила со своим мужем. Этот брак имел явно политический характер. Царь Соломон построил для нее дворец у дороги в Сихем (в настоящее время называется Наблусской дорогой) к северу от « града Давидова» и горы Мориа, где затем был построен храм. В отрывке из 2-й книги Паралипоменон объясняет, почему это было сделано: «А дочь фараонову перевел Соломон из города Давидова в дом, который построил для нее, потому что, говорил он, не должна жить женщина у меня в доме Давида, царя Израилева; ибо свят он, так как вошел в него Ковчег Господень».

Известный полководец Хоремхеб не был отъявленным солдафоном. Даже в походе он любил уют и женскую ласку. Фараон создал свой походный гарем и старался, чтобы жизнь его походных жен была комфортной. Вот что пишет один из папирусов эпохи фараона Хоремхеба (Махи):

«Задумало сердце мое осмотреть красоту столицы,
в которой я живу.
Встретила я Махи на колеснице вместе со свитой его.
Не смогла я сдержать себя и пройти мимо
непринужденно,
Но устремилась к нему, не разбирая пути.
Как глупо ты, мое сердце! Зачем ты покоряешься Махи?
Если я подойду к нему, услышит он биение мое.
«Вот я принадлежу тебе», — как бы скажу я ему,
И он прославит мое имя и назначит меня
в главный гарем,
Который постоянно следует за ним».


Твердая рука и железная воля Хоремхеба по укреплению порядка дали себе знать сравнительно быстро. Хоремхеб подчинил себе Совет. Начальники Девяти Луков (чужеземных народов) пришли с поклонением к Хоремхебу как с Юга, так и с Севера. Они восхваляли его, словно бога. Его приказы исполнялись быстро и точно.

Народ понял благие намерения своего властителя: «благосостояние и здоровье» (царское приветствие) испрашивались для него, его приветствовали как «Отца Обеих стран».

Имея поддержку армии и благословение жреческих верхов, Хоремхеб принял решение, что пришла пора приняться за искоренение коррупции и взяточничества в среде чиновников, за укрепление податной и административной системы.

Хоремхеб лично продиктовал писцу ряд мер и специальных законов. Все они были направлены против вымогательства со стороны административных и фискальных чиновников.

Наказания, которые предлагал ввести Хоремхеб, были суровыми.

Сборщик податей, которого признавали виновным в вымогательстве, приговаривался к отсечению носа и изгнанию в Джару — город на границе Азии, затерянный среди песков Аравийской пустыни.

Войска, которые отправляли административные функции, часто грабили крестьян, арендовавших скот у государства. «Они ходили из дома в дом, избивая и грабя, причем не оставляли ни одной шкуры /скота/ ». Новый закон гласил, что, если у крестьянина солдаты отняли шкуру скота, тот не виноват перед царским надсмотрщиком за скотом. С солдатом, виновным в грабеже, обращались сурово: «Что касается любого члена армии, о котором будут говорить, что он ходит и похищает шкуры, то впредь от сего дня он будет подлежать действию закона в виде получения ста ударов, причиняющих пять ран, и отнятия взятых им шкур ».

Хоремхеб лично ездил по всей стране и проверял исполнение законов. Фараон уделил большое внимание подбору двух визирей: одного для Фив, а другого — для Гелиополя, или Мемфиса.

Хоремхеб называет их «совершенными в отношении речи, прекрасными в отношении добрых качеств, ведающими, как судить сердце, внимающими словам из дворца, законам из судебной палаты. Я назначил их, чтобы судить обе страны... Я посадил их в двух великих городах Севера и Юга».

Фараон предостерег визирей против взяточничества: «Не принимай вознаграждения от другого... Как будут подобные вам судить других, когда среди вас находится человек, преступающий законность? ».

Чтобы отучить местных судей от взяточничества, Хоремхеб предпринял необычайно смелый шаг. Фараон уменьшил налог золотом и серебром на всех честных чиновников судопроизводства и дал им разрешение удерживать в свою пользу все доходы с должностей, чтобы у них не было извинения за незаконные действия, которые обогатят их.

Хоремхеб создал местные палаты по всей стране, ввел строгий закон против получения взяток членами местной палаты, или «совета». «Теперь что касается какого бы то ни было чиновника или какого бы то ни было жреца, о котором будут говорить: «Он сидит, дабы отправлять правосудие в судебном присутствии и совершает там преступления против законности» .

То зачтется ему как коренное преступление. Вот мое величество совершило это, дабы улучшить законы Египта».

Чтобы заинтересовать чиновников в исполнении законов, фараон назначил им очень большое содержание. Если чиновники отправлялись для проведения ревизии в провинцию, то фараон перед отъездом устраивал им роскошный прием в своем дворце. Во время пира Хоремхеб лично появлялся на балконе, обращался к каждому чиновнику поименно и бросал вниз щедрые дары. Чиновникам на время ревизии давалось много ячменя и пшеницы, «и не находилось никого, кто ничего не имел бы /после этого/».

Проведенные мероприятия записаны Хоремхебом на огромной стеле около 16 футов высотой и около 10 футов шириной. Эта стела поставлена перед одним из Карнакских пилонов. На стеле имеется примечание Хоремхеба: «Мое величество законодательствует для Египта, дабы сделать процветающей жизнь его обитателей». Примечение заканчивается просьбой: «Внимайте этим первым велениям моего величества, управляющего всей страной, когда мое величество вспомнил случаи угнетения, происходящие перед лицом страны».

Солдат по призванию, фараон «по справедливости», Хоремхеб как никто другой из царей заботился о благе народа. О Хоремхебе можно сказать: «Вот, его величество проводило все время, преследуя целью благосостояние Египта». Интересный факт: рельеф на гробнице Хоремхеба изображает его в потустороннем мире в образе крестьянина.

 
Проклятие Тутанхамона
Фараон Рамзес II
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Кровельные работы по системе «Акритэк»
Как делается дизайн проект интерьера